Похищение Эйхмана (1960)

Операция израильской разведки Моссад по задержанию и тайному вывозу из Аргентины в Израиль нацистского военного преступника Адольфа Эйхмана, осуществлённая в мае 1960 г.

Удостоверение Международного Красного Креста с фотографией Эйхмана, выданное на имя Рикардо Клемента, с помощью которого Эйхману удалось перебраться в Аргентину.
pinterest button

Операция была проведена неофициально; Аргентина обвинила Израиль в грубом нарушении её суверенитета.

Израиль оправдывал противозаконность операции беспрецедентностью преступлений Эйхмана, несущего прямую ответственность за организацию геноцида европейского еврейства в годы Второй мировой войны.

40 лет спустя Аргентина принесла извинения жертвам Холокоста за предоставление убежища нацистам.

Предыстория

В целом вопрос о розыске и наказании бывших нацистов стоял в Израиле весьма остро: большая часть населения страны либо сами пострадали от Холокоста, либо имели множество пострадавших родственников, друзей и знакомых, не менее 200 тысяч жителей страны сами прошли через концлагеря и гетто.

Для Израиля Адольф Эйхман был номером один в списке разыскиваемых нацистов, и его поимка была вопросом принципа.

Эйхман играл важную роль в подготовке и проведении Ванзейской конференции, а затем в реализации её решений по «окончательному решению еврейского вопроса» (то есть уничтожение европейского еврейства).

Именно он осуществлял руководство всеми операциями по депортации евреев Европы в лагеря смерти во время Второй мировой войны.

В 1945 г. Эйхману удалось скрыться от разыскивающих его спецслужб стран союзников, победивших нацистскую Германию.

В 1950 г. Эйхман переехал в Аргентину, поселился в Буэнос-Айресе под вымышленным именем Рикардо Клемент и поступил работать конторщиком на завод Mercedes-Benz.

Жена и трое сыновей присоединились к нему через два года. Четвёртый сын Эйхмана родился уже в Аргентине.

Поиски

Существует несколько версий того, как Эйхман был найден израильской разведкой.

Версия Иссера Хареля

Как пишет в своей книге «Похищение палача» глава израильской разведки Моссад Иссер Харель, 19 сентября 1957 г. генеральный прокурор земли Гессен (ФРГ) Фриц Бауэр предоставил главе израильской делегации на переговорах о репарациях в ФРГ доктору Шнееру информацию о возможном местонахождении Эйхмана в Аргентине.

Сведения были получены от проживавшего в Аргентине бывшего немецкого адвоката Лотара Германа, во время войны пострадавшего от нацистов.

Герман заподозрил, что один из членов немецкой колонии в Буэнос-Айресе на самом деле — Адольф Эйхман.

В связи с этим Герман написал письмо прокурору Бауэру. Через министерство иностранных дел Израиля информация попала в Моссад к Иссеру Харелю.

Версия Тувьи Фридмана

По другой версии, на след Эйхмана вышел бывший заключённый нацистского концлагеря, сотрудник института Яд ва-Шем (до июля 1957 г.) Тувья Фридман.

В 1957 г. Фридман создал в Хайфе независимый «Институт документации и расследования преступлений нацистов» и добился от президента Всемирного еврейского конгресса Нахума Голдмана выделения премии в размере 10 тысяч долларов за информацию о местонахождении Эйхмана.

Первую попытку найти Эйхмана Фридман предпринял ещё в конце 1945 г. вместе с Ашером Бен-Натаном, который представлял в Австрии секретную еврейскую организацию Моссад ле-Алия Бет.

После допроса арестованного штурмбаннфюрера СС Дитера Вислицени, друга и помощника Эйхмана, удалось найти водителя и любовницу Эйхмана.

Засада на квартире любовницы не принесла результатов. Однако именно у неё удалось раздобыть первую фотографию Эйхмана.

В конце августа 1959 г. Фридману пришло письмо от директора Федерального центра расследований преступлений нацистов в Людвигсбурге (Германия) Эрвина Шуле о том, что Эйхман скрывается в Кувейте.

Фридман обратился к знакомому журналисту из газеты «Маарив» Моше Майзельсу с предложением опубликовать эту информацию.

По словам Фридмана, они решили сделать это в канун Судного дня, то есть 11 октября 1959 г., «чтобы вызвать угрызения совести у членов правительства и напомнить им о нашем долге перед погибшими».

Тема оказалась востребованной и статью перепечатали или сослались на неё многие издания во всём мире.

12 октября 1959 г. сведения из израильского издания перепечатала немецкоязычная газета «Аргентинишес Тагеблатт», выходившая в Буэнос-Айресе.

18 октября 1959 г. Лотар Герман отправил Тувье Фридману письмо с информацией, что Эйхман не в Кувейте, а в Аргентине.

В письме Герман писал про Эйхмана:

Израильский историк и журналист Шимон Бриман пишет, что Фридман обменялся с Германом ещё тремя письмами, после чего в декабре 1959 г. связал его с сотрудниками Моссада.

При том, что большинство источников не упоминает Тувью Фридмана, его имя находится в опубликованном в Израиле официальном списке участников поимки Эйхмана.

Следует, однако, отметить, что в том же списке находится имя Симона Визенталя, хотя его роль в поимке Эйхмана остаётся неясной и отрицается как Харелем, так и Фридманом.

Лотар Герман

Несмотря на противоречия между разными версиями обнаружения Эйхмана, несомненно, что ключевую роль в его поимке сыграл Лотар Герман.

Лотар был немецким евреем, был женат на немке, но это не помогло ему избежать нацистских репрессий.

Несмотря на то, что он был слеп, Лотар, живя в Аргентине, интересовался событиями, связанными с поисками бывших нацистов и был в курсе, что Эйхман скрылся и находится в розыске.

Поэтому, когда он услышал, что его дочь познакомилась с молодым человеком по имени Николас Эйхман, который хвастался заслугами своего отца перед Третьим рейхом, Герман сопоставил эту информацию с тем, что ему было известно и понял, что речь идёт о сыне Адольфа Эйхмана и сообщил о своих подозрениях.

Лотар Герман получил обещанную премию только в 1972 г., примерно за год до своей смерти.

Когда его имя было обнародовано, он подвергся преследованиям со стороны местных нацистов, а его дочь была вынуждена уехать из Аргентины в США.

Адрес

Моссад выяснил, что жена Эйхмана вторично вышла замуж за некоего немца, прибывшего из Аргентины и вскоре уехала с ним. Возникло предположение, что она вышла замуж за самого Эйхмана, сменившего фамилию и паспорт.

Моссад направил в Аргентину своих агентов, которые выследили Эйхмана и удостоверились, что под именем Рикардо Клемента действительно скрывается сам Эйхман, а не какой-либо другой беглый нацист.

С помощью Германа был установлен адрес, по которому проживала семья Эйхмана: Буэнос-Айрес, район Оливос, улица Чакабуко, 4261.

За домом была установлена слежка. Однако агенты сообщили, что это очень бедный район, домик тоже не подходил по их представлениям для высокопоставленного нациста, который по представлениям преследователей, вывез из Европы много денег.

В начале 1958 г. Эйхман покинул дом на Чакабуко и вновь пропал из поля зрения израильтян. К декабрю 1959 г. агенты «Моссада» в Аргентине вновь вышли на след Эйхмана.

Был установлен его новый адрес: Буэнос-Айрес, квартал Сан-Фернандо, улица Гарибальди. Дом был куплен на имя Вероники Катарины Либл де Фихман. Это имя полностью, за исключением одной буквы в фамилии (Fichmann вместо Eichmann), совпадало с именем жены Эйхмана.

Опознание

Харель решил направить в Аргентину опытного следователя службы безопасности Шабак Цви Аарони.

Он прибыл в Буэнос-Айрес 29 февраля 1960 г. У него было 4 помощника, в том числе военный атташе посольства Израиля в Аргентине Ицхак Элрон и его жена Сара.

Окончательное опознание Эйхмана произошло 21 марта 1960 г., когда в доме Клемента отмечали какой-то праздник.

Изучив досье Эйхмана, разведчики установили, что в этот день супруги Вероника и Адольф Эйхманы должны были отмечать двадцатипятилетие своей свадьбы.

3 апреля 1960 г. наблюдателям удалось незаметно сфотографировать Эйхмана возле его нового дома.

Подготовка

Решение о похищении

Установив местонахождение Эйхмана, израильское руководство приняло решение о его тайном вывозе из Аргентины в Израиль. Существовала опасность, что попытка добиться выдачи Эйхмана приведёт к его очередному исчезновению.

Аргентина после 1945 г. стала настоящим прибежищем для нацистов.

Сочувствовавший Гитлеру президент Аргентины Хуан Перон не просто закрывал глаза на въезд в страну огромного числа немцев с фальшивыми документами, но и активно помогал им скрыться из Европы.

Многие бывшие нацисты даже устраивались на работу в вооружённые силы Аргентины.

К моменту свержения Перона в 1955 г. военной хунтой пронацистские настроения в аргентинской элите и особенно в силовых структурах были весьма сильными.

Вероятность выдачи Эйхмана оценивалась израильтянами как очень небольшая и никто не хотел рисковать упустить его ещё раз.

Кроме того, как писал Харель, Эйхмана могли выдать Германии, а через 15 лет после окончания войны нацисты в Европе стали получать очень мягкие приговоры.

Израильтяне боялись, что из-за склонности прощать старые грехи Эйхман вообще уйдёт от ответственности.

Разработка и подготовка операции

Операцию по похищению Эйхмана возглавил лично директор «Моссада» Иссер Харель. Руководителем оперативной группы был назначен Рафи Эйтан. Все участники операции были добровольцами.

Большинство из них либо сами пострадали от нацистов во время войны, либо имели погибших родственников. Все они были строжайшим образом предупреждены, что Эйхмана нужно доставить в Израиль живым и невредимым.

Разработка операции началась в конце 1959 г., а непосредственная подготовка — в апреле 1960 г.

Оперативники Моссада прибывали в Аргентину по одному из разных стран и в разное время. Для оформления этих поездок в Моссаде была даже создана подставная туристическая фирма. Проведение операции было приурочено к официальному визиту в Буэнос-Айрес израильской делегации на празднование 150-й годовщины независимости Аргентины.

Поскольку у Израиля не было регулярного воздушного сообщения с Аргентиной, было принято решение вывезти Эйхмана на самолёте официальной израильской делегации.

Руководство авиакомпании Эль-Аль пришлось посвятить в суть секретной операции. Самолёт должен был прилететь в Буэнос-Айрес 19 мая и вернуться назад 20 мая.

26 апреля первая группа оперативников установила за Эйхманом наблюдение, 29 апреля Харель вылетел в Аргентину для руководства операцией на месте.

Всего в операции было задействовано 30 человек, из них 12 были задействованы непосредственно в захвате и вывозе, а остальные — в поддержке и обеспечении.

В Буэнос-Айресе сотрудники Моссада арендовали несколько домов и автомобилей, разработали систему связи, проработали мельчайшие детали будущей операции, включая запасные варианты и эвакуацию в случае провала.

К моменту захвата в распоряжении группы было семь помещений, включая две городские квартиры, снятые за пару дней до проведения операции.

Первый срок проведения операции по захвату был назначен Харелем на 10 мая. Затем, с учётом замечаний оперативников, срок был перенесён на один день.

Захват

11 мая два автомобиля и семь человек ждали появления Эйхмана с работы. В 20.00 прямо на улице Буэнос-Айреса Эйхман был схвачен группой агентов Моссада.

Участники группы захвата

1-я машина:

  • Рафи Эйтан — командир оперативной группы, в будущем руководитель израильской спецслужбы Лакам.
  • Цви Мальхин (Питер Малкин) — оперативный сотрудник, в будущем начальник оперативного отдела Моссада.
  • Цви Аарони — оперативный сотрудник, следователь Общей службы безопасности Шабак, водитель первой машины.
  • Авраам Шалом — заместитель командира оперативной группы, в будущем начальник Общей службы безопасности Шабак.

2-я машина:

  • Моше Тавор — оперативный сотрудник, водитель второй машины.
  • Яаков Гат — старший оперативный сотрудник.
  • Йона Элиан — врач-анестезиолог.

Ход событий

Лично задержание Эйхмана осуществил Питер Малкин, известный впоследствии как «агент семь сорок» и «человек, который поймал Эйхмана».

Увидев Эйхмана, Малкин обратился к нему по-испански «Un momentito, señor!» («Минуточку, господин»), а затем, сдавив шею приёмом «нельсон», повалил на землю. Авраам Шалом выскочил из машины и схватил Эйхмана за ноги. Рафи Эйтан подбежал с другой стороны и втроём они втащили Эйхмана в машину.

На захват, по словам Малкина, понадобилось чуть более 20 секунд. Никаких посторонних свидетелей поблизости не оказалось.

В автомобиле Эйхману заткнули в рот кляп, связали руки и ноги, надели темные очки и накрыли одеялом. Цви Аарони сказал по-немецки: «Сиди спокойно, или прикончим!» Эйхман не двигался. Обе машины поехали в одно из конспиративных помещений, арендованных Моссадом.

Под охраной на вилле

Эйхман был доставлен на виллу, арендованную разведчиками в пригороде Буэнос-Айреса.

Первым делом он был тщательно обыскан на предмет возможного оружия или яда для самоубийства, и осмотрен для обнаружения особых примет, присущих, согласно досье, Адольфу Эйхману.

Затем Цви Аарони провёл первый допрос, позволивший со 100% достоверностью установить личность Эйхмана. Пленный без запинки назвал свои номера в СС: 45326 и 63752, а также номер партийного билета НСДАП — 889895.

Эйхман сказал, что понял, кто его захватил и после непродолжительного запирательства назвал свое настоящее имя.

13 мая о захвате Эйхмана разведчики известили израильское правительство.

Для руководства дальнейшим ходом операции Харель развернул так называемый «мобильный штаб». Члены группы получили список кафе, где в определённый час проводились совещания. Таким образом каждая точка посещалась только один раз.

На вилле Эйхман провёл девять дней под круглосуточной охраной. Большую часть дня Эйхман лежал прикованный к койке наручниками, в тёмных очках, чтобы не видеть лиц конвоиров.

Один из охранников находился в комнате с Эйхманом, причём был обязан не спускать с него глаз. Второй находился в смежной комнате с открытой дверью. Охранникам Эйхмана было категорически запрещено с ним разговаривать, и Рафи Эйтан следил за неукоснительным выполнением приказа.

На ночь выставляли охрану и во дворе. В комнате Эйхмана был установлен звонок тревоги для вызова охранником подмоги. Во дворе стояла машина, готовая к немедленному отъезду в случае опасности.

Из соображений безопасности вход в дом и выход из него были жёстко ограничены. Сам Иссер Харель посетил пленника только 15 мая. Он дал оперативникам новые инструкции с учётом того, что теперь было абсолютно точно известно, что пойман именно Эйхман.

В случае, если в доме появится полиция, следовало любой ценой вывезти Эйхмана в другое место. Если бы такой возможности не было, то Рафи Эйтан должен был приковать себя наручниками к Эйхману, выбросить ключ и сообщить властям личность задержанного.

Принадлежность к Моссаду должна была категорически отрицаться. Все, кого задержит полиция, должны были представиться израильскими добровольцами.

Все, кто тем или иным образом контактировали с Эйхманом во время его содержания на вилле, вынуждены были сдерживать и контролировать самих себя и друг друга чтобы не проявить агрессии в отношении Эйхмана.

Харель пишет, что единственная женщина на вилле, готовившая еду, с трудом удержалась от того, чтобы не отравить пленника.

В это же время продолжались интенсивные допросы Эйхмана. Харель утверждает, что разведчикам удалось получить добровольное письменное признание Эйхмана в совершённых преступлениях и согласие на то, чтобы его судили в Израиле.

Вывоз в Израиль

19 мая самолёт «Эль-Аль» прилетел в аэропорт Буэнос-Айреса. Израильтяне приняли повышенные меры безопасности, но так, чтобы этого никто не заметил.

К обеду 20 мая Харель перенёс мобильный штаб прямо в аэропорт, где в большом столпотворении за одним из столиков в кафе отдавал приказы своим людям до конца операции.

Вечером 20 мая Эйхмана накачали наркотиками и переодели в форму израильского лётчика. Затем его доставили в аэропорт и предъявили аргентинским пограничникам паспорт на имя пилота Рафаэля Арнона.

До этого с участием Арнона была организована фиктивная автоавария, а 20 мая он был выписан из больницы с указанием, что «…пациент может перенести полет под наблюдением врача».

Пограничники пропустили израильтян, а Эйхман не мог протестовать, не понимая, что с ним происходит. В полночь самолёт «Эль-Аль» с Эйхманом на борту вылетел в Израиль.

После исчезновения Эйхмана около 300 нацистов из немецкой общины в течение недели обшаривали Буэнос-Айрес в его поисках, а их агентура пыталась контролировать вокзалы, морские порты и аэродромы. Тем не менее, им так и не удалось ничего обнаружить.

Ни аргентинская полиция, ни родственники Эйхмана не смогли установить его местонахождение.

Суд и казнь

В Иерусалиме Эйхман был передан полиции. На заседании Кнессета 22 мая премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион объявил, что «Адольф Эйхман находится в Израиле и в скором времени будет отдан под суд».

Был начат судебный процесс, в ходе которого выступило множество свидетелей, переживших Холокост. В результате молодое поколение израильтян впервые получило возможность соприкоснуться с этими страницами совсем недавней еврейской истории.

15 декабря 1961 г. Эйхману зачитали смертный приговор, признав его виновным в преступлениях против еврейского народа, против человечества и военным преступником.

Эйхман был повешен в ночь с 31 мая на 1 июня 1962 г. в тюрьме города Рамле. Следует отметить, что в 1954 г. Кнессет отменил смертную казнь за обычные преступления, оставив возможность её применения лишь в исключительных случаях, таких как преступления военного времени и участие в геноциде.

Казнь Эйхмана стала единственным применением этого закона на практике и второй (и последней) смертной казнью по приговору суда за всю историю Израиля.

После повешения тело Эйхмана было сожжено, а пепел развеян над Средиземным морем за пределами территориальных вод Израиля.

Видео: Операция Эйхман

Операция Эйхман


Видео: Убийца за письменным столом

Убийца за письменным столом

 

Дата начала: 11 мая 1960

Дата окончания: 20 мая 1960

Полезная информация

Похище́ние Э́йхмана

Эхо в истории

В 2006 г., в результате рассекречивания архивов в США, стало известно, что 19 марта 1958 г. Центральное разведывательное управление получило от западногерманской разведслужбы БНД информацию о местонахождении Эйхмана и фамилию, под которой он скрывался.

В ЦРУ и БНД было решено скрыть эту информацию из опасения, что Эйхман может сообщить о нацистском прошлом Ганса Глобке, занимавшего тогда пост главы секретариата канцлера Конрада Аденауэра.

В Музее еврейского наследия в Нью-Йорке одно время хранилась бронзовая отливка перчаток, которые в ночь похищения Эйхмана были на руках Питера Малкина. Малкин говорил, что ему было противно прикасаться к Эйхману голыми руками.

В мае 2007 г. в Музей Холокоста в Буэнос-Айресе в качестве экспоната был передан паспорт Эйхмана, выданный на имя Рикардо Клемента. Паспорт был обнаружен в судебном архиве Буэнос-Айреса, куда он попал из полиции. В полицию в мае 1960 г. паспорт отдала жена Эйхмана при подаче заявления об исчезновении её мужа.

Официальное признание, что Эйхмана похитили именно агенты Моссада, а не некие «еврейские добровольцы», появилось лишь в феврале 2005 г., а полный список участников похищения Эйхмана был опубликован лишь в январе 2007 г. Имя врача-анестезиолога, принимавшего участие в операции было рассекречено в апреле 2007 г.

26 июня 2007 г. исполняющая обязанности президента Израиля Далия Ицик вручила участникам операции почётные грамоты и памятные подарки. Из непосредственных участников троих (Питера Малкина, Моше Тавора и Шалома Дани) к этому моменту уже не было в живых.

12 декабря 2011 г. в Кнессете в Иерусалиме при участии премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу была открыта выставка, посвященная операции по поимке Адольфа Эйхмана. На выставке представлены уникальные экспонаты и впервые рассекреченные Моссадом документы из государственного архива, связанные с задержанием Эйхмана в Аргентине, а также с судебным процессом в Израиле.

Среди прочего были представлены: распоряжение Бен-Гуриона о задержании Эйхмана, вердикт суда по делу преступника, применявшийся при похищении специальный шприц для анестетика, паспорта, билеты и перчатки агентов Моссада, стеклянная камера, в которой Эйхман содержался в зале суда.

В литературе и кинематографе

В 1961 г., в то время, когда Эйхман ещё сидел в израильской тюрьме, в США вышел на экраны художественный фильм «Операция Эйхман» режиссёра Р. Дж. Спрингстина. Эйхмана сыграл Вернер Клемперер.

В том же году Тувья Фридман опубликовал в сотрудничестве с редактором Дэвидом Гроссом автобиографическую книгу «Охотник». Она была переиздана в 2007 г.

В 1961 г. в Тель-Авиве на иврите и в Лондоне на английском вышла книга «Похищение Адольфа Эйхмана» писателя Моше Перлмана.

В 2001 г. книга Перлмана «Как был пойман Адольф Эйхман» вышла на русском языке.

Иссер Харель написал об этих событиях две книги: «Дом на улице Гарибальди» и «Похищение палача» (1992).

По первой в 1979 г. был снят фильм «The House on Garibaldi Street», с Хаимом Тополем и Мартином Балсамом в главных ролях. Поскольку на момент написания книг сотрудники Моссада официально не были рассекречены, то в книгах Хареля они проходят под псевдонимами. Например, в книге «Похищение палача» Рафи Эйтан проходит под именем «Габи», Питер Малкин — «Эли», Цви Аарони — «Кенет» и т. д. Единственный агент, который проходил под своим именем — специалист по подделке документов Шалом Дани, который умер в 1963 г.

В 1990 г. Питер Малкин в соавторстве с американским литератором Харри Стайном написал книгу «Эйхман в моих руках» (англ. Eichmann in My Hands), ISBN 0-446-51418-7.

В 1996 г. по этой книге был снят телефильм «Человек, который поймал Эйхмана». В роли Эйхмана выступил Роберт Дюваль, а самого Малкина сыграл Арлис Говард. Малкин консультировал эту картину.

В 1990 г. Тувья Фридман опубликовал сборник документов «Моя роль в Операции Эйхман».

В 1996 г. Цви Аарони совместно с немецким писателем Вильгельмом Дитлом выпустил книгу «Der Jäger — Operation Eichmann», ISBN 3-421-05031-7.

В 2006 г. в России вышел документальный 4-серийный фильм режиссёра Фёдора Стукова «Охотники за нацистами», посвящённый деятельности Тувьи Фридмана.

Косвенно с темой похищения Эйхмана связано множество других произведений. Например, вышедший в 2007 г. художественный фильм «Долг», в котором трое молодых агентов «Моссада» отправляются в Европу на поиски одного из уцелевших нацистских преступников.

Студия Miramax в 2009 г. сняла римейк этого фильма с тем же названием и с Хелен Миррен в одной из главных ролей. Фильм был выпущен в августе 2011 г. после закрытия студии.

Международная реакция

После того как стало известно о том, что Эйхман находится в Израиле, аргентинское правительство обвинило Израиль в незаконном похищении.

8 июня 1960 г. Аргентина официально потребовала возврата Эйхмана, а 15 июня подала жалобу на действия Израиля в ООН.

В жалобе говорилось, что эти действия — «грубое нарушение прав суверенитета, создающее опасную атмосферу для сохранения мира во всем мире».

Для обсуждения этого инцидента в ООН было созвано специальное совещание. Министр иностранных дел Израиля Голда Меир принесла Аргентине официальные извинения за нарушения закона, заявив, однако, что в данном случае они были оправданы.

Согласно официальной версии, Эйхмана похитили некие «еврейские добровольцы», не состоящие на государственной службе.

Доказать причастность к этому делу израильской разведки аргентинским спецслужбам так и не удалось. Однако Резолюция № 138 Совета Безопасности ООН от 23 июня 1960 г. содержала указание на то, что израильское правительство по меньшей мере знало о плане похищения Эйхмана в Аргентине и дало согласие на его реализацию.

Ещё одним следствием похищения Эйхмана стала массовая паника среди нацистов, укрывавшихся в Аргентине.

В частности, после исчезновения Эйхмана сбежал в Парагвай, а затем в Бразилию один из наиболее жестоких мучителей узников Освенцима Йозеф Менгеле по прозвищу «Ангел смерти».

По утверждениям Рафи Эйтана и ещё одного из ветеранов Моссада Алекса Меллера, они выследили Менгеле в Буэнос-Айресе, но захватывать его одновременно с Эйхманом или сразу же после захвата Эйхмана было слишком рискованно.

Арабская пресса, сочувствовавшая нацистам, открыто выражала свою поддержку Эйхману.

В частности, англоязычная иорданская газета «Джерузалем Таймс» 24 апреля 1961 г. поместила письмо, в котором утверждалось, что через Эйхмана «на человечество снизошло благословение» и выражалась уверенность, что «суд когда-нибудь завершится ликвидацией оставшихся шести миллионов, чтобы отомстить за твою кровь».

Спустя ровно 40 лет, 15 июня 2000 г. президент Аргентины Фернандо де ла Руа в ходе официального визита в США принёс свои «глубочайшие и искренние извинения» всем жертвам Холокоста за то, что после Второй мировой войны его страна предоставляла убежище нацистам.

Де ла Руа пообещал, что правительство Аргентины выяснит, каким образом нацистским преступникам удалось проникнуть в страну, и что все виновные в преступлениях нацисты будут наказаны.