Рено де Шатийон

Саладин спросил: «А что, господин Рено, если бы я был сейчас вашим пленником, а не вы моим, как бы вы тогда поступили со мной». Рено ответил со свойственной ему дерзостью: «Если бы вы были моим пленником, я бы отрубил вам голову».

Рено де Шатийон (часть статуи Саладина в Дамаске)
pinterest button

Рено де Шатийон — французский рыцарь, участник Второго крестового похода, князь Антиохии (1153—60 гг.).

Детство и юность

Об этом периоде жизни Рено почти ничего не известно. Рено родился около 1125 (1126). В походе короля Франции Людовика VII в 1147-9 гг. он участвовал уже взрослым человеком, то есть в возрасте 20 лет или чуть старше. Место рождения, скорее всего, Шатийон-на-Луане или Жьен-на-Луаре; его отцу принадлежали оба эти имения. Рено не имел больших перспектив дома, поскольку был вторым сыном, а потому сама судьба указывала ему путь — на Восток.

Благочестивое паломничество

Рено оказался в числе тех немногих счастливчиков, кому повезло добраться до Сирии, где в марте 1148 г. его сюзерен нашел гостеприимный прием у Раймунда де Пуатье (дяди жены) и его молодой супруги, Констанс, внучки основателя княжества Антиохийского, Боэмунда I. Вероятно, Рено участвовал в набеге князя Раймунда на соседний мусульманский Алеппо (Халеб, или Галеб) вместе с другими рыцарями из-за моря и, очевидно, показав себя с хорошей стороны, вызвал расположение Раймунда.

У одного из мусульманских хронистов встречается упоминание об участии Рено в роковом для Раймунда сражении с войсками атабека Алеппо Нур-ад-Дина 29 июня 1149 г. и о краткосрочном пленении Рено.

Miles gregarius

Miles gregarius — наемник. Таким термином «почтил» Рено в своей хронике Гильом Тирский (у нас принято Вильгельм Тирский).

В роли наемника на службе у короля Иерусалима Бодуэна III Рено очень скоро оказался в довольно сложной ситуации: он разрывался между долгом и зовом сердца, причем и потому еще, что долг приходилось выполнять далеко на юге, где с начала 1153 г. шла осада Аскалона, а объект страсти находился в Антиохии — тоже далеко, но на севере.

Как видно, Рено приглянулся не только теперь уже давно покойному князю Антиохии, но и княгине. В 1153 г. Рено женился на Констанс и стал князем-регентом при ее старшем сыне. Всего у 25-летней Констанс к тому времени было 4 детей: самый младший — его иногда ошибочно считают сыном Рено — погиб в битве при Мириокефале, в 1176 г., сражаясь в армии Мануила I.

Князь Антиохии

В период с 1153 по 1156 гг. Рено как государь огромной, населенной преимущественно православными греками, или ромеями Антиохии, воевал сначала на стороне тамплиеров и императора Мануила против соседа с севера, армянского князя Фора, а затем уже с ним против греков Кипра.

Нападение Рено и Фора на Кипр в 1156 г. считают чудовищным злодеянием, ведь Кипр был христианским и принадлежал Византии. Вместе с тем, Мануил обещал Рено заплатить за укрощение Фора, но слова не сдержал. Дело же было сделано, а война, как известно, стоит дорого. Рено, как видно, залез в долги и ему пришлось искать средство рассчитаться с кредиторами. Поскольку его нерадивым должником оказался Мануил, Рено решил нанести удар по его владениям, и владениям богатым.

Скоро, однако, сюзерен Мануил пришел, и, по выражению летописца, франки «испили чашу позора». Рено пришлось каяться и простить прощения.

Однако император ушел, а долги и враги остались, и Рено принялся устраивать набеги на сравнительно бедные турецкие территории. Денег, судя по всему, остро не хватало, а ходить за добычей приходилось все дальше. По выражению одного хрониста, князь «не снимал железного кафтана». Один из рейдов в 1160 г. стал роковым: 120 всадников и 500 пехотинцев во главе с Рено угодили в окружение. Князь сражался до тех пор, пока под ним не пал конь.

Небытие

Так можно охарактеризовать в жизни Рено период с 1160 по 1176 гг., который князь провел в Алеппо в качестве пленника. За эти 16 лет многое произошло и многое изменилось. К 1164 г. в Алеппо очутились правители-соседи Рено, в том числе граф расположенного к югу Триполи Раймунд III. В 1174 г. Нур-ад-Дин умер, и у мусульман Сирии и Египта разгорелась гражданская война. В Алеппо стали искать союза с франками. Все знатные пленники покинули заточение. Рено — последним и за самый большой выкуп — 120 000 золотых.

Сеньор Крака Моавского

Констанс давно умерла, в Антиохии княжил его пасынок. Рено отправился в Иерусалим. Там правил 16-летний Бодуэн IV Прокаженный (le Mesel). Он пожаловал Рено (через брак) важную сеньорию — самый дальний южный форпост королевства, Трансиорданию.

Там в 1115 г. во время похода в Аравийскую Петру первый король Иерусалима, Балдуин I, построил замок Крак-де-Монреаль и два форпоста в Петре: крепость Аль-Хабис и замок Ле Во Муаз (Аль-Вуайера). В 1142 г. был возведён другой замок —  Крак-де-Моабит. Он и стал столицей сеньории.

В 1177 г. Рено женился на наследнице Трансиорданской сеньории, Этьении де Мильи (Стефанья де Милли), важной даме королевства, дочери одного из магистров Храма и матери внука бессменного военного министра трех иерусалимских королей Онфруа II де Торона, юного Онфруа IV.

Владея замком Крак-де-Моабит и, соответственно, Трансиорданией, или Заиорданьем, Рено становился одним из самых важных, если не самым важным бароном королевства.

Имеются факты, что Рено, сбрасывал с крепостной стены мусульманских пленников, на головы которым были одеты деревянные ящики и с кандалами на шее. Их сбрасывали с высоты 450 м живыми и в полном сознании, и смерть наступала лишь с ударом о землю. Другой формой проявления жестокости Рено было то, что он приказывал сажать пленников в очень тесные ямы. За такое варварское поведение, историки его прозвали «франкский бедуин».

Кроме него был только один столь же крупный и столь же важный светский сеньор, Раймунд III, граф отдельного государства, Триполи. Раймунд был потомком участника 1-го похода, Раймунда Тулузского, и являлся родичем правящего короля. Он, конечно же, не считал Рено ровней, как, впрочем, невысоко ценили «пришлых» и другие «местные» — нобилитет королевства делился на две партии.

«Местные» и «пришлые»

Как следует из названия, партия «местных» в основном состояла из тех, кто родился и жил в Святой Земле. С пришлыми — чужаками из-за моря — все несколько сложнее: в партии Рено состояли номинальный граф Эдессы Жослен III и его сестра, мать короля Бодуэна IV и его старшей сестры Сибиллы, Агнесса де Куртене. И Жослен, и Агнесса родились на Востоке. Впрочем, в партию «местных» входил и прибывший в Левант только в середине 70-х военный министр Амори де Лузиньян.

Видными фигурами из истинно местных, кроме графа Триполи, в партии были братья Бодуэн и Балиан Ибелинские.

Война с Саладином — 1170-ые

В 1177 Салах ад-Дин выступил из Египта и попытался захватить Иерусалим. Смелость юного Бодуэна IV и своевременное вмешательство Рено, тогдашнего регента, привели к полному разгрому египтян под Монжизаром 25 ноября. Арабские источники утверждают что победа была одержана именно благодаря Рено.

Огромная армия погибла, Саладин спасся чудом. Однако к 1179 г. он вернулся и начал действовать из Дамаска. В Галилее ему способствовала удача. 10 апреля армия франков потерпела поражение, хотя и не фатальное. Однако многие нобили попали в плен, в том числе и Балдуин де Ибелин.

Война с Саладином в начале 1180-ых

Удалившись в удел, Рено принялся за нападения на мусульманские караваны, следовавшие мимо Крака, а также стал устраивать набеги на вражескую территорию (однажды он орудовал даже в предместьях Медины). Осенью 1182 г. Рено организовал дерзкий морской рейд.

Суда — и довольно большие — были построены и испытаны на воде Мертвого моря, после чего разобраны и перенесены на побережье Красного с помощью верблюдов. Три из пяти больших кораблей около полугода наводили страх и ужас на жителей исконно мусульманских владений, никогда ранее не видевших крестоносцев так близко. Однако к весне 1183 г. заместители Саладина в Египте тоже построили корабли, спустили их в Красное море и скоро принудили матросов и солдат Рено сойти на сушу, где они (не более 900 чел.) потерпели в итоге поражение в трехдневной битве.

Самому Рено в Краке Моавском пришлось выдержать две осады Саладина, который поклялся отомстить и убить барона собственной рукой. Однако обе попытки взять твердыню (осенью 1183 и в конце лета 1184 гг.) оказались безуспешными.

Помимо двух этих осад первая половина 80-ых годов XII века интересна ключевым эпизодом у Прудов, или Источников Голиафа в Галилее в первую неделю октября 1183 г., в котором тоже, конечно же, участвовал Рено де Шатийон. Большая армия Саладина и крупное (1300 рыцарей плюс пехота) войско крестоносцев почти мирно разошлись после довольно пассивного недельного противостояния.

Обострение противостояния с Саладином

В 1186 г. умер последний наследный и законно признанный 8-летний король Иерусалима, Бодуэн V, переживший своего дядюшку и тезку под номером 4 примерно на год. Трон оказался вакантным, чего давно уже ожидали, одни со страхом, а другие с нетерпеливым вожделением.

«Пришлые» находились в более выгодном положении и устроили коронацию Ги. «Местные» во главе с Раймундом избрали королем Онфруа как мужа младшей — единокровной — сестры Бодуэна IV, Изабеллы Анжуйской, или Изабеллы Комниной. Гражданской войны не случилось только потому, что кандидат «местных», Онфруа, бежал из лагеря Раймунда в Иерусалим к Сибилле и принес ей и Ги вассальную присягу.

В свою очередь Саладин, покончивший с подчинением «своих», почувствовал себя наконец готовым всей силой обрушиться на врагов веры, среди которых он долгое время поддерживал имидж себя как некоего доброго дядюшки и соседа. Ему, однако, требовался повод. И он нашелся.

То ли в конце 1186, то ли в начале 1187 гг. Рено опять ограбил богатый мусульманский караван. Выручка составила 200 000 золотых. Но главное, с караваном следовала сестра Саладина, которую 61-летний Рено будто бы изнасиловал.

Он и раньше мало уважал иммунитет мусульманских купцов и паломников, отвечая на претензии резонным возражением, что у короля, может быть, и мир с неверными, но у него, сеньора Крака, такого мира нет и быть не может. То же самое услышали и теперь посланники Саладина, и король Ги, которому Рено напомнил, что он «хозяин в своей земле, как король в своей». Добавим к этому страшные рассказы о судьбе мусульманских пленников в Краке Моавском (некоторых Рено сажал в очень тесные ямы, других сбрасывал с высоких стен замка). Одним словом, злодея надо было обуздать.

Саладин со своей стороны устроил рейд на христианские территории в Галилее 1 мая 1187 г. Поняв после этого, что столкновения не избежать, лидеры латинян прекратили наконец распри и начали готовиться к решающей битве.

Последняя битва

2 июля 1187 г., в разбитом в предместьях Акры, в Сефории, лагере, Ги де Лузиньян, как видно, не забыл противостояния почти 4-летней давности во все той же Галилее, но опять поступил в соответствии со своим характером — сказал «да» и тем, и другим. Согласившись сначала на предложенную на военном совете Раймундом III выжидательную тактику, он затем уступил настоянию магистра Храма, Жерара де Ридфора, в кулуарной беседе по душам и дал приказ выступать навстречу Саладину.

Условия местности, состояние армии, чрезвычайная даже для тех мест жара, диспозиция и, наконец, отсутствие единства и лидерства в рядах крестоносцев привели к тому, к чему и должны были привести перед лицом хитрого, умного и удачливого врага. Вся армия королевства угодила в западню, выбраться из которой, помимо отдельных счастливчиков, сумели лишь организованные отряды «местных», старых друзей Саладина — Раймунда III и Балиана Ибелинского. Все прочие — включая короля Ги, его брата Амори, магистра Жерара и, разумеется, Рено де Шайтиона — до последнего дрались в окружении у так называемых Рогов Хаттина в считанных километрах от Тивериады, пока после полудня 4 июля не пали кони и не погибли или не рухнули от изнеможения верные телохранители.

Не зная, видно, как поступить, чтобы сдержать клятву убить Рено собственной рукой, Саладин начал откровенно провоцировать его: «А что, господин Рено, если бы я был сейчас вашим пленником, а не вы моим, как бы вы тогда поступили со мной». Рено ответил со свойственной ему дерзостью: «Если бы вы были моим пленником, я бы отрубил вам голову».

Сразу отрубить голову заклятому врагу у Саладина не получилось — работу доделали верные мамелюки. Зато он смог воспользоваться убийством в пропагандистских целях. Голову Рено де Шатийона долго еще возили по градам и весям, дабы показать мусульманам, что повелитель держит слово, а злейший враг их, князь Арнаут, мертв и больше не вернется.

Что бы и кто ни говорил тогда и потом, Рено де Шатийон встретил смерть так, как и должен был встретить — глядя ей в глаза и усмехаясь.

По материалам Википедии, Creative Commons - Share Alike

Годы жизни: 1124 г. — 4 июля 1187

Полезная информация

Рено де Шатийон
Райнальд, Ренольд и т. д. де Шатильон
фр. Renaud de Châtillon;
в старых транскрипциях Renauts, Rainaults и т. д. de Chastillon
араб. أرناط или رينالد من شايتون

Правда и вымысел о Рено де Шатийоне

Рено де Шатийон никогда не был тамплиером, даже так называемым собратом ордена, в каковые нередко записывались те, кто не хотел совсем порывать с миром и окончательно уходить пусть и в вооружённые, но монахи. А вот Раймунд III, кстати, являлся собратом ордена госпитальеров, которые помогли ему в свое время заплатить выкуп и освободиться из плена.

С Жераром де Ридфором, магистром ордена Храма в 1184/5-89 гг., Рено связывали скорее всего общая неприязнь к графу Раймунду и бескомпромиссное желание драться с врагами веры. В конце концов, они, очевидно, считали это своим долгом — оба приносили обет крестоносцев, требовавший борьбы с врагами Христа.

Ограбление караванов (как и опустошение земли неприятеля, в том числе угон или даже убийство мирных жителей) было не только и не столько следствием какой-то особенной жадности и жестокости, сколько являлось вполне естественным приемом из арсеналов ведения войны, причем не исключительно в одни лишь Средние века.

Сажать пленников в ямы и подземелья, а также убивать их для забавы или же просто позволять умереть от слабости или болезни, тоже не есть какое-то особенное зверство, ибо история — а уж особенно история XII века — полна такого рода примерами. Одним словом, все это уж никак не ноу-хау Рено де Шатийона.Кстати, своих пленников,которые не могли выкупить себя, кидали со стен Крака еще живыми с кандалами на шее чтоб они не теряли сознание,а принимали смерть у подножия замка.Не зря его историки назвали "франкский бедуин".Именно он был первым из тех кто привел Иерусалимское королевство к гибели.

Ги де Лузиньян — на первый взгляд, такой же оппортунист и карьерист, как и сам Рено и тоже выгодно женившийся на удачно подвернувшейся вдове — был, как можно судить из некоторых высказываний и проявлений последнего, ему не очень-то приятен. Но Ги служил самым подходящим противовесом Раймунду, который (как потомок Бодуэна II пусть и по женской линии), в отличие от Рено и всех остальных в партии «пришлых», мог найти хоть какие-то оправдательные мотивы для узурпации трона. Допустить туда Раймунда Рено просто не мог, а потому выбирать не приходилось.