Менора

Менора — золотой семиствольный светильник (семисвечник), который, согласно Библии, находился в Скинии Собрания во время скитания евреев по пустыне, а затем и в Иерусалимском храме, вплоть до разрушения Второго Храма

Менора: Памятник расстрелянным в Бабьем Яру евреям.
pinterest button

Является одним из древнейших символов иудаизма и еврейских религиозных атрибутов.

В настоящее время изображение меноры (наряду с Маген Давидом) является наиболее распространённой национальной и религиозной еврейской эмблемой.

Менора изображена и на гербе Государства Израиль.

Менора в Скинии

Описание Меноры

Согласно Библии, предписание об изготовлении Меноры (как и всей священной утвари в Скинии), а также её описание были даны Богом Моисею на горе Синай (Исх.25:9).

Менора была выкована цельной из таланта (33—36 кг) золота и состояла из центрального ствола с основанием и шести отходящих от ствола ветвей — по три справа и слева.

Каждая из ветвей членилась двумя и завершалась третьим «бокальчиками» (гвиим), состоявшими из скульптурных изображений завязи (кафтор) миндалевидного плода и цветка (перах), а на стволе «бокальчики» помещались под тремя разветвлениями и наверху.

Горелки были съёмными, но неясно, служили ли ими верхние «бокальчики» или особые лампадки (нерот).

Лампады каждой ветви имели направление к центру.

Мудрецы Талмуда считали, что основание Меноры было в виде ножек высотой в три ладони при общей высоте Меноры в 18 ладоней (1,33 — 1,73 м). Вероятно, ножек было три.

Ветви Меноры расходились на 9 ладоней, такова же была ширина треножника.

Наверх вели три ступени, по которым священник должен был подняться, чтобы зажечь фитили.

На второй ступени помещались оливковое масло, золотые лопатки, золотые щипцы и остальные принадлежности.

В Скинии эта лестница была из акации, но Соломон заменил её мраморной.

Всего на Меноре было 22 гвиим (бокальчиков), 11 кафторим (завязей), 9 прахим (цветков). Маймонид описывает «бокальчики» широкими у отверстия и узкими у дна (вероятно, в стиле цветочных ваз), «завязь» была слегка угловата с заострёнными верхушками.

Цветок же представлял собою чашечку с отвёрнутыми краями.

По преданию, эти указания оказались для Моисея такими сложными, что Всевышнему пришлось самому сотворить светильник.

Описание Меноры в Библии изобилует образами, явно заимствованными из ботаники: ветви, стебель, венчики, завязи, цветки, миндалевидные чашечки, лепестки.

По словам израильских исследователей Эфраима и Ханы а-Реувени:

В ботанической литературе в Израиле принято сирийское название этого растения — марва (Salvia Judaica или Salvia Hierosolymitana).

Независимо от того, был ли этот вид шалфея первоначальным образцом для создания меноры или нет, представляется более чем вероятным, что она представляла собой стилизованную форму дерева.

Менора имела семь ветвей, заканчивающихся семью светильниками, орнаментированными в виде золотых цветков. Израильский исследователь Ури Офир полагает, что это были цветы белой лилии (Lilium candidum), который по форме напоминает Маген Давид. Светильник располагался в центре цветка таким образом, что священник зажигал огонь как бы в центре Маген Давида.

В Скинии Менора помещалась в святилище перед южным краем завесы (парохет), скрывавшей от глаз Святая святых, симметрично Столу хлебов предложения (шулхан ха-паним), стоявшему перед северным краем завесы, таким образом, что её ветви указывали на юг и на север.

Свет Меноры наполнял Святилище и освещал священников во время службы.

Масло для меноры

Для зажигания Меноры годилось лишь то масло, которое получают при первом отжиме олив. Эти первые капли были совершенно чисты и не содержали осадка. Масло, полученное при последующих отжимах, уже требовало очистки, и его для Меноры использовать не разрешалось.

Зажигание меноры

Первосвященник зажигал Менору в сумерки и очищал её горелки утром, Менора должна была гореть всю ночь. Две западных лампады горели до окончания утренней службы, после которой они очищались и наполнялись маслом.

Иосиф Флавий сообщает, что во Втором Храме три светильника горели также и днём. Пламя Меноры названо Нер тамид (буквально «постоянный светильник»).

Каждый вечер священники наполняли лампады Меноры маслом. Количество масла было всегда одинаковым (пол лога) — его было вполне достаточно для самой длинной зимней ночи, и поэтому летом, когда ночь короче, определённое количество масла наутро оставалось.

По преданию, особое чудо ежедневно происходило с одним из семи светильников Меноры, «Западным светильником» (Нер а-Маарави). Вероятно, имелся в виду средний светильник, ближайший к западу от трёх восточных лампад. Этот светильник назывался также Нер Элохим («Лампа Всевышнего») или Шамаш («Служка»).

В него наливали столько же масла, как и в другие светильники, но священник, приходивший утром очистить Менору после ночного горения, всегда находил этот светильник ещё горящим, а шесть остальных — погасшими.

О величине чуда мнения в Талмуде расходятся: одни считают, что западная лампада горела до полудня; другие, что она горела весь день и вечером священник зажигал остальные светильники от всё ещё горевшего «Западного светильника»; а по некоторым мнениям, «Западный светильник» приходилось зажигать лишь раз в году.

Талмуд рассказывает, что это чудо прекратилось за 40 лет до разрушения Второго Храма.

История Меноры

Период Первого Храма

В Храме, построенном Соломоном (X в. до н.э.), справа и слева от Меноры Моисея (вдоль северной и южной стен зала) располагались ещё по пять золотых светильников, которые отлил Хирам для Храма Соломона. Были также и серебряные, но их описание отсутствует.

Меноры упомянуты в составе храмовой утвари, захваченной вавилонянами при втором взятии Иерусалима. Тем не менее, судя по некоторым источникам, в тот период менорой назывался любой светильник, и лишь позднее это слово снова стало обозначать лишь храмовый семисвечник.

Когда Навуходоносор разрушил Храм Соломона в 586 г. до н. э., сказано, что «изломал все золотые сосуды, которые сделал для зала Храма Господня Соломон, царь Израильский»  (4Цар.24:13).

Вероятно, при этом были уничтожены и золотые меноры. Позднее меноры не упоминаются в перечне предметов из Храма, возвращённых в Иерусалим при Кире.

Легенда, впрочем, гласит, что подлинные меноры были спрятаны в потайном месте и возвращены во Второй Храм вернувшимися из изгнания евреями.

Период Второго Храма

Была ли менора во Втором Храме уже с начала его строительства или нет — неизвестно, однако это вполне возможно и косвенно подтверждается видением жившего тогда пророка Зехарии (Зах.4:2).

Во всяком случае, во время Бен-Сиры (около 180 г. до н. э.) менора в Храме была. При этом, в отличие от Храма Соломона, в храмовой службе использовалась только одна Менора.

Эта золотая менора была захвачена вместе с остальной храмовой утварью Антиохом IV Эпифаном в 169 г. до н. э. и отправлена в Сирию.

Во время восстания Маккавеев в 164—163 гг. до н. э. Иехуда Маккавей, очистив Храм, обновил всю его утварь и возобновил зажигание меноры.

С этим связана история еврейского праздника Ханука, который ежегодно празднуется в память об этих событиях.

По мнению мудрецов Талмуда, первоначально новая утварь была железной, а «когда же они стали богаче — из золота», хотя Иосиф Флавий утверждает, что новая менора была золотой.

Эта менора была затем и в Храме Ирода. Известно также, что в кладовых Храма находились и другие подобные светильники.

По свидетельству Талмуда, во время осады Иерусалима римлянами в 70 году н. э. Менора, в числе других предметов храмовой утвари, была спрятана священниками «в земле».

После ожесточённых боёв возле и внутри Храма спрятанные реликвии должны были к тому же оказаться погребёнными под его развалинами.

Римлянам, вероятно, удалось впоследствии обнаружить часть храмовой утвари, в том числе были обнаружены и два светильника, «совершенно схожих со стоявшими в храме». Однако многое должно было остаться необнаруженным.

После разрушения Храма

По свидетельству Иосифа Флавия, при взятии Иерусалима Титом в 70 г. Менора и Стол хлебов предложения были захвачены римлянами и отправлены в Рим вместе с другими трофеями. В Риме император Веспасиан поместил их в построенный им храм богине Мира.

В память этой победы Титу ещё при жизни была воздвигнута в Риме триумфальная арка, от которой, однако, не сохранилось никаких следов. Уже после смерти Тита (81 г.), в царствование Домициана, была сооружена ещё одна арка, посвящённая завоеванию Иудеи.

Эта знаменитая арка, известная в качестве «Арки Тита», находится на императорских форумах в Риме и сохранилась до настоящего времени. На ней, среди прочего, есть барельеф с изображением пленных евреев, несущих Менору. Это наиболее известное и детальное изображение храмовой Меноры, сохранившееся до наших дней. Именно оно впоследствии легло в основу государственного герба Израиля.

Тем не менее, ряд исследователей и раввинов утверждают, что это изображение отличается от описания Меноры в Библии и еврейских источниках. Судя по этим отличиям, римляне захватили не храмовую Менору, а лишь один из храмовых светильников.

Возможно, однако, что часть этих отличий объясняется тем, что основание храмовой Меноры было повреждено и заменено впоследствии другим. Также не исключена возможная небрежность римского художника, который изображал Менору по памяти.

Существуют разные версии о дальнейшей судьбе храмовой Меноры. Менора могла быть захвачена во время первого разграбления Рима вестготами под началом Алариха в 410 г.

Однако более вероятно, что Менора, золотой Стол и другие священные сосуды были захвачены при разграблении Рима вандалами в 455 г., после чего были увезены ими в свою столицу Карфаген.

Прокопий Кесарийский, рассказывая о возвращении вандалов из набега, упомянул о гибели одного из их кораблей:

Реликвии могли утонуть с этим кораблём, однако более подробные сведения отсутствуют.

По другой версии, судьбу Меноры и Стола возможно проследить вплоть до 534 г., когда они могли быть захвачены в Карфагене византийской армией под командованием полководца Велизария и переправлены в Константинополь, во дворец византийских императоров.

Велизарий за победу над вандалами удостоился триумфа, то есть торжественного шествия, на котором везли захваченные сокровища.

Согласно Прокопию, по совету одного из иудеев, предсказавшего несчастья от реликвий, император Юстиниан приказал отправить иудейские сокровища в христианские храмы в Иерусалиме.

Если даже Менора возвратилась в Иерусалим, скорее всего она была переплавлена в золото в одном из многочисленных разграблений города в средние века.

Это могло случиться при разорении Иерусалима персидским царём Хосровом в 614 г., тогда же была захвачена христианская святыня Животворящий Крест.

Менора могла быть уничтожена и много позже, при захвате города крестоносцами в 1204 г. во время четвёртого крестового похода.

Сегодня репродукцию Меноры (в натуральную величину) можно увидеть в Старом городе в Иерусалиме. Эта менора построена Институтом изучения Храма в соответствии с галахическими и историческими источниками.

В начале 2002 г. главные раввины Израиля Йона Метцгер и Шломо Амар получили аудиенцию у главы римско-католической церкви Иоанна Павла II.

Среди прочих вопросов раввины интересовались и судьбой меноры, так как по одной из существующих версий, она может находиться в подвалах Ватикана. По утверждению официальных лиц из папской канцелярии, золотая менора давно утеряна.

Главный сефардский раввин Шломо Амар грустно прокомментировал эти заверения:

Использование в качестве еврейского символа

Со времени разрушения Храма менора утратила своё практическое значение в повседневной еврейской жизни.

В числе других предметов храмовой утвари, Талмуд запрещает делать точную копию храмовой Меноры, поэтому у большинства светильников, изготовленных в более позднюю эпоху, отсутствуют сложные декоративные элементы, по этой же причине наряду с семисвечником встречаются и изображения меноры с четырьмя, шестью или девятью ветвями.

Происхождение символа

Живя в христианском окружении, евреи ощущали потребность отмечать соответствующим символом свою религиозно-национальную принадлежность.

Начиная со II В., менора становится символом иудаизма, главным образом, в противовес кресту, который превратился в символ христианства. По этой причине она является своего рода опознавательным знаком.

Если на древнем захоронении обнаруживается изображение меноры, это однозначно свидетельствует о том, что захоронение — еврейское.

Вот некоторые возможные причины избрания меноры в качестве сугубо еврейского символа:

  1. Из всех предметов храмовой утвари своим символическим значением Менора уступает лишь Ковчегу, в котором хранились Скрижали Завета. Однако Ковчег Завета народ не видел. В конечном счёте, только Первосвященник удостаивался видеть Ковчег, и то — лишь раз в году на Йом-Киппур. Даже в тех военных походах, в которые евреи брали его с собой, Ковчег был скрыт от посторонних глаз. В то время как Менора во время трёх Праздников Паломничества (Песах, Шавуот и Суккот) выставлялась напоказ всему народу.
  2. Менора была единственным предметом храмовой утвари, который был сделан из единого куска золота.
  3. По преданию, Менора также была единственным предметом храмовой утвари, который был сделан чудесным образом Самим Всевышним, поскольку Моисей и Веселеил (Бецалель) не могли сделать её самостоятельно по тем указаниям, которые они получили от Бога.
  4. В иудаизме свече придаётся особенное значение, как сказано: «Душа человека — светильник Господень»  (Прит.20:27).
  5. Также исследователи отмечают, что ни в одном языческом культе того периода подобный семисвечник не использовался. Это, в частности, послужило причиной того, что на арке Тита, посвящённой завоеванию Иудеи, именно Менора занимает центральное место на барельефе, изображающем пленённых евреев.

В древности

Долгое время учёные сомневались в том, что описание меноры принадлежит эпохе не ранее V или IV веков до н. э. Однако с тех пор как в Каппадокии были найдены ассирийские печати с изображением светильника с семью разветвлениями, древнее происхождение меноры не оспаривается.

Семисвечники были обнаружены при раскопках древних святилищ Сирии и Ханаана (главным образом — в слоях, относящихся к XVIII—XV вв. до н.э.). Однако это были глиняные светильники в форме мисочки с семью углублениями для фитилей, либо с семью чашечками. Лишь изредка эти светильники имели ножки.

Древнейшие изображения еврейской меноры имеются на монетах (Матитьягу) Антигона II, последнего царя Иудеи из династии Хасмонеев (37 г. до н.э.), на фрагменте штукатурки, обнаруженном при раскопках Верхнего города Иерусалима времён Ирода I (37-4 гг. до н. э.), на солнечных часах из раскопок у Храмовой горы (начало I в. н.э.), на стене коридора гробницы Ясона в Иерусалиме (30 г. н.э.), на нескольких глиняных лампах, найденных при раскопках древнего Хеврона (70-130 гг. н.э.), и на рельефе арки Тита в Риме (после 70 г. н.э.).

Эти изображения разнятся в деталях, однако все они отображают три основные части меноры — ствол, шесть ветвей и основание. На относительно ранних изображениях ветви меноры завершают «бокальчики» (либо на одном уровне, либо образуя дуговую линию), на более поздних — ветви заканчиваются на одном уровне и их соединяет поперечная планка для установки лампад.

Начиная со II в., в диаспоре среди евреев распространяется обычай украшать изображениями меноры стены гробниц и саркофаги. В некрополе Бет-Шеарима (II—IV вв.), где были захоронены и евреи из стран диаспоры, именно на их саркофагах имеются изображения меноры. Римские катакомбы (конец II—IV вв.) изобилуют изображениями как креста, так и меноры.

В Израиле менора изображалась на мозаичных полах синагог, на фресках и росписях. Менора символизировала веру в будущий приход Мессии, каббалисты приписывали ей мистическое значение. По этой причине изображения меноры нередки на стеклянных сосудах, печатках, камеях, амулетах и т. п. При этом на предметах, изготовленных в Израиле, по сторонам меноры обычно изображали шофар и совок, а на изготовленных в странах диаспоры — лулав и этрог.

Начиная с середины IV в. н. э., глиняные светильники с рельефным изображением семи- и девятисвечника появляются в античных городах. Подобные керамические лампы были обнаружены в Карфагене, Афинах, Коринфе.

Бронзовая менора (высота 12,5 см), украшавшая, видимо, ковчег для свитков Торы, была обнаружена при раскопках синагоги V в. в Эйн-Геди.

В Средние века менора становится также распространённым элементом иллюминированных рукописей, а также окладов.

Позже Менора стала в синагогах характерным рисунком для «Мизрах» (по 7 слов (Псал. 113:3) соответствуют 7 её ветвям), иногда она служит орнаментом и на Ковчеге для свитков. На амулетах порою встречаются 7 слов или 7 стихов, которым также придают вид меноры.

Новое время

В настоящее время изображение меноры (наряду с Маген Давидом) является наиболее распространённым еврейским национальным и религиозным символом. Она является популярным декоративным элементом в украшении синагог, в частности, в витражах, украшениях ковчега для свитков Торы, футляра Торы и архитектурных деталях. Её часто изображают на марках, монетах и сувенирах.

  • Когда лидеры воссозданного государства Израиль разрабатывали и принимали официальный герб, они искали древний и в то же время достоверно отражающий принадлежность к еврейству символ. Выбор естественным образом пал на менору, которая и стала основным элементом государственного герба Израиля.
  • Отлитое из бронзы пятиметровое скульптурное изображение меноры установлено напротив входа в здание Кнессета в Иерусалиме. Автор — английский скульптор Бенно Элкана (1877—1960). Изваяние украшают 29 литых барельефов со сценами из истории еврейского народа. Эта менора в 1956 г. была преподнесена в дар Израилю Британским парламентом. На постаменте выгравировано:
  • Изображение меноры является также частью настенной мозаики в здании Кнессета, выполненной М. Шагалом.
  • Количество цветов радуги на флаге ЕАО соответствует количеству свеч в меноре. В данном случае подчёркивается связь меноры как иудейского символа с радугой как символа Завета Бога с Ноем — отцом всех народов.

Мнения о значении Меноры

Менора всегда занимала воображение комментаторов Библии и учёных, по их мнению, все её детали были глубоко символичны. Известны многочисленные мистические интерпретации Меноры и её семи ветвей.

Менора в Иудаизме символизирует: Божественный свет, Мудрость, Божественную защиту, Возрождение, Еврейский народ, Жизнь, Иудаизм, Преемственность, Чудо.

  • Древняя модель мира включала в себя семь небес, состоящих из семи планет и семи сфер. Еврейский философ Филон Александрийский придерживался подобной модели и утверждал, что семь планет — это высшие небесные объекты, доступные восприятию наших органов чувств. Он также считал, что золото меноры и свет меноры символизируют Божественный свет или Логос (Слово).
  • Иосиф Флавий писал:

То есть, по его мнению, семь ветвей меноры — это Солнце, Луна и планеты: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн.

Тем самым, с точки зрения Маймонида, менора имела сугубо эстетическое значение.
  • Дон Ицхак Абарбанель (Испания, XV век) в своём комментарии на Пятикнижие писал:
Таким образом, по мнению Абарбанеля, семь лампад меноры — это «семь наук», то есть «семь свободных искусств» (тривиум и квадриум) средневекового университета. Тем самым менора олицетворяет науку, «коренящуюся в божественной Торе» и потому существующую в полной гармонии с еврейской религией.
  • Один из наиболее подробных анализов символического значения меноры приводит знаменитый каббалист и мистик рабби Моше Альшех (XVI век):
  • Мальбим в своём комментарии к Торе цитирует отрывок из дидактической поэмы средневекового поэта-философа р. Йедайа б. Авраам а-пнини Бедерши (XIV в.):
  • Рав Шимшон Рафаэль Гирш в своём комментарии связывает многочисленные толкования меноры воедино:
  • Число «7» в еврейской культуре обозначает разнообразие и гармонию естественных сил мироздания. Это полнота и законченность, проявившиеся в семи днях творения, средняя ветвь, при этом, олицетворяет Субботу.
  • Вместе с тем, число «6» — это число направлений в материальном мире (север, юг, восток, запад, верх и низ), а «семь» — символизирует время.
  • Огонь семисвечника также служил символом того, что миру недостаточно Божественного света «сверху», нужен ещё «свет снизу», создаваемый человеком. Человек не должен удовольствоваться тем светом, той духовностью, мудростью и святостью, которые Всевышний ниспосылает миру, он должен обязательно добавлять к этому свою собственную мудрость и святость. Человек мог бы сказать: «Что моя мудрость и святость по сравнению с мудростью и святостью Всевышнего? Разве могу я улучшить то, что создал Бог?» Но Всевышний для того и дал людям заповедь зажигать менору, чтобы они знали: весь свет солнца, луны и звёзд, весь духовный свет Божественной гармонии, существующей в мире, не исключает необходимости его исправления. Однако исправить мир может только человек, когда он добавляет в мир свет, и символ этого — зажигание меноры. И это «небольшое» исправление может повлиять на мир существенным образом.
  • Тора — свет и огонь, и поэтому менора должна быть изготовлена из золота, чтобы быть похожей на застывший огонь.
  • Тора — единое целое, не прибавить к ней ни буквы, ни идеи и не убавить от неё ничего. Так и менора должна быть изготовлена из цельного куска золота: при чеканке от неё нельзя было отсечь ни крошки. Даже сам Бецалель, самый искусный мастер, не знал, как это сделать.
  • Менора символизирует одновременно единство и многообразие человеческой природы: у всех нас общие истоки, мы все стремимся к общей цели, но идём к ней разными путями.
  • Ветви меноры напоминают дерево и, таким образом, символизируют Древо Жизни.
  • Менора может также рассматриваться как перевёрнутое дерево, чьё ветви-корни получают питания с небес.
  • Каббалисты рассматривали менору как один из главных символов сфирот. При этом семь ветвей воплощают семь нижних сфирот; центральный ствол символизирует сфиру Тиферет (Слава) — источник «изобилия», которое перетекает в остальные шесть сфирот. Масло символизирует внутреннюю душу сфирот, источник которой — Эйн Соф (Вечный источник).
  • 67-й Псалом, который был назван равом Исааком Арамой (XV век) «Псалом Меноры», и который, по легенде, был выгравирован на щите Давида, часто записывается в форме Меноры на амулетах, камеях и в сефардских молитвенниках.
  • В практической Каббале менора рассматривается как эффективное средство защиты от злых сил.
  • По хасидской традиции форма меноры происходит от шестикрылых ангелов-серафимов (ש.ר.פ. — от корня «гореть», «сжигать»). Хасидские мистики считают, что Всевышний явился Моисею в облике серафима и заповедовал ему запечатлеть этот образ в виде семисвечника.

Полезная информация

Мено́ра
ивр. מְנוֹרָה‎
транслит. «менора́»
букв. «светильник»
англ. Menorah

Ханукия

Менора также может иметь девять подсвечников, но в этом случае она называется ханукия́ (ивр. חֲנֻכִּיָּה‎) или менора́т Ханука́ (ивр. מְנוֹרַת חֲנֻכָּה‎, «ханукальный светильник»).

Ханукию зажигают в течение восьми дней праздника Ханука.

Восемь её светильников, в которые когда-то наливали масло, а сейчас, как правило, вставляют свечи, символизируют чудо, которое произошло во времена восстания и победы Маккавеев над греками.

По преданию, единственного кувшина с освящённым маслом, найденного в осквернённом Храме, хватило на восемь дней горения меноры. Девятый светильник, называемый шамаш (שמש) — помощник, предназначен для зажигания остальных свечей.

Изначально ханукальный светильник отличался своей формой от меноры и представлял собой ряд масляных светильников или подсвечников с задней пластиной, которая позволяла вешать его на стену.

Специальные ханукальные подсвечники начали изготовлять лишь начиная с X в.

В принципе допускается любая форма ханукии, главное чтобы при этом восемь светильников находились на одном уровне, а их свет не сливался в одно пламя.

Впоследствии в синагогах появился обычай зажигать на Хануку копии храмовых светильников.

Считалось, что это делается в пользу бедных и пришельцев, которые не имели возможность зажигать ханукию.

В результате многие ханукальные светильники в еврейских домах также приобрели форму меноры с двумя дополнительными подсвечниками.

Семисвечник в христианстве

Первоначально в алтарях древних христианских храмов возжигали две свечи как символ двух естеств во Христе.

Постепенно при формировании алтаря по подобию Скинии на престол стали ставить семисвечник, подобный меноре.

Предлогом для этого установления были, в частности, апокалиптические видения св. Иоанна Богослова:

«…и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому… Он держал в деснице Своей семь звёзд… Тайна семи звёзд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звёзд суть ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей». Откр. 1:12-20

«…и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих…» Откр. 4:5

Число семь фигурирует в Апокалипсисе также в качестве семи ангельских труб, семи печатей таинственной книги, семи громов и семи чаш гнева Божия.

В общем случае семисвечник понимается как символ Духа Божьего, дающего семь даров Премудрости из одного источника.

Позже семисвечнику стали приписывать символику семи церковных Таинств.