ОТКРЫТИЕ ВЕКА НА КАН-ОЗЕРЕ

Осенью 1910 года шведский этнограф и археолог Густав Хальстрем посетил Кольский полуостров. Значительной частью его маршрута был сплав по реке Умбе. Известный ученый одной из своих задач ставил поиск и изучение наскальных рисунков.Известно, что в том же году Хальстремом было начато основательное изучение петроглифов Онежского озера в Карелии, продолженное затем в 1914 году и тогда […]

петроглиф
Осенью 1910 года шведский этнограф и археолог Густав Хальстрем посетил Кольский полуостров. Значительной частью его маршрута был сплав по реке Умбе. Известный ученый одной из своих задач ставил поиск и изучение наскальных рисунков.

Известно, что в том же году Хальстремом было начато основательное изучение петроглифов Онежского озера в Карелии, продолженное затем в 1914 году и тогда же прерванное начавшейся Первой мировой войной. В Ловозерских тундрах его внимание не мог не привлечь саамский сейд Куйва — гигантское изображение человека на скале возле священного озера Сейд-явр, первая фотография этого саамского божества (природного происхождения) сделана именно Хальстремом.

Несмотря на собранный колоссальный этнографический материал, ученому-археологу так и не удалось обнаружить следов наскального творчества древних жителей Лапландии. А ведь он находился всего в двух шагах от сенсационного открытия. Несомненно также, что во время сплава по реке Умба Хальстрем миновал несколько скалистых островков в ее среднем течении. Эти живописные острова видны издалека и влекут к себе путешествующего по реке. Возможно, скверная погода или недостаток времени не позволили ученому сделать в этом месте привал.

Теперь уже вряд ли кто-нибудь подвергнет сомнению тот факт, что 5 июля 1997 года начался новый этап в изучении древней истории Кольского полуострова. Находка петроглифов произошла при счастливом стечении обстоятельств. Рисунки были настолько сокрыты от глаз слоем мхов и лишайников, что при рассеянном или прямом освещении контуры изображений практически сливались с поверхностью скалы. Но случилось так, что лучи заходящего солнца отбросили тени на углублениях в камне. Естественно, необходимо отдать должное Юрию Иванову, участнику путешествия, которого как раз в этот момент не подвела интуиция исследователя. Первыми были найдены 4 изображения.

Результаты исследований 1998 года оказались поистине ошеломляющими. За неделю кропотливой работы было выявлено 8 скоплений рисунков на трех островах и одном береговом скальном выходе, а общее число только прочитанных нами изображений увеличилось до 250. Очевидно было, что они далеко не последние.

Вскоре новое открытие было представлено на двух международных конференциях — в Альте (ACRA-II) и в Петрозаводске (к 150-летию открытия петроглифов Онежского озера). Находки на Кан-озере были высоко оценены зарубежными специалистами. Уже сейчас понятно, что данное открытие является крупнейшим за всю историю археологического исследования Кольского полуострова, и значимой вехой в изучении древней истории Северной Европы.

Проточное Кан-озеро, на островах которого мы проводили свои исследования, вытянулось с севера на юг более чем на 20 км. И если плыть из места впадения в него реки Умбы вдоль левого берега, то первым островом, который встретится вам на пути, будет остров Скалистый (другое название — Каменный). Крутая и высокая
(6 метров над уровнем озера) скала этого острова обращена на северо-запад и хорошо просматривается с воды. На ее верхней площадке и были найдены первые рисунки.

На небольшом мысу левого берега озера напротив Скалистого острова издалека заметна другая массивная скала, названная нами Одинокой. Здесь также были обнаружены наскальные изображения. В 6 км к югу расположены еще два острова. Первый из них, меньший по размерам, мы назвали Еловым. На живописных и относительно невысоких (1,5-2 метра над уровнем озера) скалах этого острова мы обнаружили два крупных скопления рисунков.

Обилие же скал соседнего острова (его называют Горелый) не оправдало наших ожиданий, и единственной находкой оказались лишь два небольших изображения на узком скальном мысу в южной части острова.

И еще о скалах. Основная горная порода, из которой они сложены — метаморфического происхождения и относится к классу порфировых метасоматитов. Присутствие в ней такого минерала как серпентинит придает ей слегка зеленоватый оттенок на изломе. Покрытые же корой выветривания и лишайниками скалы с петроглифами имеют серый оттенок. В отличие от красных гранитов Онежского озера и кристаллических сланцев Беломорья, наша порода значительно мягче. Возможно, именно с этим связаны довольно глубокие выбивки некоторых рисунков (до 10 мм). Кора выветривания укрепляет поверхность скалы, чем отчасти и защищает рисунки.

Совсем в другом состоянии скальная поверхность, нахо