О динамике некоторых элементов культуры вепсов, карел, русских

О динамике некоторых элементов культуры вепсов, карел, русских в процессе их расселения на территорию Карелии. Современная точка зрения российских археологов на время появление на территории Карелии первых носителей финно-угорских языков сводится к тому, что они продвинулись сюда из Приуралья в начале железного века – в сер. 1 тыс. до н. эры (Археология Карелии 1996: 5-6, […]

путеводитель по Карелии
О динамике некоторых элементов культуры вепсов, карел, русских в процессе их расселения на территорию Карелии.
Современная точка зрения российских археологов на время появление на территории Карелии первых носителей финно-угорских языков сводится к тому, что они продвинулись сюда из Приуралья в начале железного века – в сер. 1 тыс. до н. эры (Археология Карелии 1996: 5-6, 371, 375). Считается, что древнейшие финно-угры на Русском Севере являли собой некую прибалтийско-финско-саамскую языковую общность, которая, просуществовав около 500 лет, распалась на прибалтийско-финскую и саамскую (Korhonen 1981; Муллонен 1991: 190-191; Муллонен 1994: 118-119). Территория Карелии целиком входила в северно-таежную зону Русского Севера, где формировались «протосаамы», трансформировавшихся затем в саамов.
В орбиту мировой цивилизации саамы Карелии стали втягиваться в середине 1 тыс. н. эры, благодаря участию их в сбыте мехов в район Волго-Камья (Археология Карелии 1996: 296). Однако объектом колонизации Карелия стала только в конце 1 тыс. н. эры в связи с расцветом тоже меховой торговли, но уже на Волжско-Балтийском торговом пути.

Саамы Карелии, как и большинство коренных народов северной Европы и Азии, были «классическими» (см.: Симченко 1975) охотниками на дикого северного оленя, совмещавшими охоту мясного направления с рыболовством. Охота же на пушного зверя носила у них второстепенный, подсобный характер. К тому же саамы были исключительно миролюбивым народом и серьезных конфликтов воинственными пришельцами у них, видимо, совсем не много. Привлеченные собольими и бобровыми угодьями Карелию в Х-Х1 веках стали осваивать представители Приладожской чуди, которая, как считается, приняла самое непосредственное участие в формировании вепсского народа (Бубрих 1947, 1971; Пименов 1965). О продвижении Приладожской чуди в Карелии можно судить по памятникам, оставленным ею на реках Видлице, Тулоксе и Олонке (восточное Приладожье), а также в устьях рек Суны и Шуи (западный берег Онежского озера), в Уницкой и Челмужской губе Онежского озере (Археология Карелии 1996: 288). Таким образом, ею были в Карелии перекрыты все главные пути продвижения пушнины в Поволжье и Финляндию. В погребальных курганах чуди нет земледельческого инвентаря, но много оружия. Это говорит о том, что освоение Карелии Приладожской чудью носило, прежде всего, военно-даннический характер. Однако на селище в Челмужах археологами были обнаружены не только кости лошадей, но многих других домашних животных (Спиридонов 1988), а это уже свидетельство серьезных колонизационных намерений Приладожской чуди в Карелии.

Помимо военно-торгового колонизационного потока в Карелию из южного и восточного Приладожья в Х — середине ХI веков был направлен поток промысловой колонизации. Артели промысловиков, которые специализировались на добыче меха, освоили едва ли не всю Карелию, кроме приграничных с Финляндией территорий (Археология Карелии 1996: 274). Так предками вепсов были проторены пути для будущей оседлой колонизации ими Карелии. Однако, к концу ХI века резко изменились политические условия в Северной Руси и эпоха безраздельного господства древне вепсских колонистов в Карелии закончилась
Важнейшим для Русского Севера событием ХI века стало подчинение в 1071 году Новгороду города Ладоги (Старой Ладоги), господствующий класс которого составляли варяги, представители Приладожской чуди («кольбяги», «келябии», «кулфинги» и «кулпинги» скандинавских саг) и значительно меньше — славянский этнический элемент (Мачинский, Мачинская 1988; Мачинский 1998; Джаксон, Спиридонов 1990; Лебедев 1997). Старая Ладога — изначальный организатор колонизации территорий Карелии и Заволочья, старинный союзник Киева, утратила свои былые позиции. Начался новый, по Т.А. Бернштам — «новгородский» (Бернштам 1978), этап в истории колонизации Русского Севера.

С началом «новгородского» периода привилегированным союзником Новгорода на Севере стали карелы. В IХ-Х веках они формировались как народ на Карельском перешейке, а в ХI веке уже расселились в Карелии, в северном Приладожье (Кочкуркина 1987). Погребения карел той эпохи в изобилии содержит боевое оружие, что говорит о том, что они в Х-ХI веках, подобно Приладожской чуди, занимались войной и торговлей, но экспансия их была обращена в сторону Финляндии. Новгород, подчинив себе Старую Ладогу, предоставил карелам «карт-бланш» для расселения их на север и восток. Однако Русс