Социальная организация саамов

М.С.Куропятник. Прибалтийско-финские народы России М. Наука 2003 Основной ячейкой социальной структуры у Кольских саамов в конце XIX — начале XX в. была община (саам, сыййт). Ее главными признаками были: четкая локализация на местности (общее зимнее поселение и общие промысловые угодия), общность хозяйственно-экономической и духовной жизни, существование определенной внутренней структуры, а также элементов общинного самосознания. Как […]

 культура Карел
М.С.Куропятник. Прибалтийско-финские народы России М. Наука 2003
Основной ячейкой социальной структуры у Кольских саамов в конце XIX — начале XX в. была община (саам, сыййт). Ее главными признаками были: четкая локализация на местности (общее зимнее поселение и общие промысловые угодия), общность хозяйственно-экономической и духовной жизни, существование определенной внутренней структуры, а также элементов общинного самосознания.
Как и у других народов Севера, община у Кольских саамов совпадала с поселением. Это, в частности, отражалось в том, что и община, и поселение назывались — сыййт. Ее размеры колебались от 60-70 до 200-300 человек. По данным 1861 г., самым малочисленным был Куроптевский погост (64 человека), а наиболее крупным — Семиостровский (255 человек) (Списки населенных мест…, 1861. С. 24). Для сыййта характерен постоянный состав жителей, хотя он и был при этом открытой социальной структурой, допускавшей инкорпорацию новых членов. Основными подразделениями сыййта были семьи, а также временные и постоянные производственные коллективы, объединявшиеся как по территориальному, так и по родственному признаку. Взаимоотношения его членов были основаны на взаимопомощи и кооперации.
Территория каждого погоста состояла из угодий, представлявших основу традиционного комплексного хозяйства. В угодья входили: семужьи тони, озера, охотничьи территории, оленьи пастбища, участки приморской береговой территории. Своеобразным центром всей этой территории в западных и центральных районах Кольского полуострова был зимний погост (таллъв-сыййт), в котором саамы жили с декабря по апрель. В остальную часть года община распадалась на группы семей, совершавшие небольшие перекочевки по традиционно сложившемуся маршруту (Kuropyatnik, 1992. Р. 163-164). В ядро совместно кочевавшей группы входили несколько родственных, по определению В. Чарнолуского, «братских семей» (МОКМ. Ф. нв 3570/100). Сыййт располагал в пределах своей промысловой территории общины разветвленной сетью сезонных мест (чёххч-сайй — доел, «осеннее место»). В наследственном владении одной или нескольких семей могло быть 4-5 сезонных мест. «Вечно, как смена времен года, движение по кругу лопарского народа», — писал И. Маннинен (Manninen, 1932. S. 287).
Архаичная модель функционирования общины у западной и центральной групп Кольских саамов сохранялась вплоть До 1920-х годов. Население сыййта то расходилось по промысловым угодьям, то собиралось вместе. Таким образом, можно говорить, что у этих саамских групп существовала двухступенчатая структура общины: первую из них представлял сыййт, совпадающий с общим зимним поселением и включающий все его население, вторую — хозяйственные группы, на которые сыййт распадался на весенне-осенний период и которые можно рассматривать как субобщины.
Важнейшими отличительными признаками восточной модели сыййта, характерной для терских (за исключением каменских) и семиостровских саамов, были: существование двух стабильных поселений (зимнего и летнего), а также Длинные кочевые маршруты. Они были ориентированы на традиционные пути передвижения оленей и пролегали из зоны тайги через тундру к побережью Ледовитого океана. Поэтому контуры промысловых угодий у этих групп саамов напоминали форму вытянутого эллипса и отличались от конфигурации угодий западной группы, не выходящих за пределы лесной зоны и имеющих более округлую форму. Саамы западных погостов совершали лишь небольшие однодневные переходы между сезонными промысловыми местами, в то время как у восточных саамов перекочевка из зимника в летник осуществлялась одновременно всем населением погоста и занимала несколько дней. Временем перекочевки были конец апреля — начало мая.
Территориальность была одним из основных признаков сыййта. Границы земель каждого погоста были всем хорошо известны. Ими служили возвышенности, крупные реки, общеизвестные ориентиры на местности, а также пустыри без ягельного покрова (СПбФ АРАН. Ф. 135. Оп. 2. № 322. Л. 1). Сыййт имел исключительное право на эксплуатацию природных ресурсов своих угодий. Поэтому, «несмотря на любовь к скитаниям, лопари редко выходят за границы владений погоста…, да и то только во время поисков своих оленей, носящих хозяйскую тамгу» (Гебель, 1905. С. ПО).
Названия сыййтов были в основном топонимические, связанные с рекой или озером, находящимися в пределах владений общины. По данным Г. Темпля, у саамов Кольского полуострова «каждое