«Калевала» — выдающийся народный эпос

Эпическая «Калевала», созданная финским поэтом и ученым Элиасом Лённротом на основе фольклорных эпических сюжетов, мифологических, лирических, и обрядовых песен, заклинаний и произведений других жанров классической народной поэзии карел и финнов, заслуженно по-лучила всемирную известность. Начиная с 1935 г., мировая общественность ежегодно 28 февраля отмечает «День Калевалы», день, когда Э.Лённрот подписал предисловие и передал «Калевалу» для […]

Карелия
Эпическая «Калевала», созданная финским поэтом и ученым Элиасом Лённротом на основе фольклорных эпических сюжетов, мифологических, лирических, и обрядовых песен, заклинаний и произведений других жанров классической народной поэзии карел и финнов, заслуженно по-лучила всемирную известность.
Начиная с 1935 г., мировая общественность ежегодно 28 февраля отмечает «День Калевалы», день, когда Э.Лённрот подписал предисловие и передал «Калевалу» для публикации; она вышла в свет в 1835-1836г. двумя книгами тиражом в 500 экземпляров. В 1849г. Э.Лённрот издал второй, значительно расширенный вариант поэмы, состоящий из 50 глав (песен), насчитывающих 22795 поэтических строк. К настоящему времени «Калевала» переведена более чем на 50 языков, известно также около 150 ее прозаических изложений, сокращенных изданий и фрагментарных вариаций.

И в настоящее время появляются новые переводы эпоса. Только в 1990-е годы издано более десяти переводов на языки народов, которым «Калевала» была ранее неизвестна: арабский, вьетнамский, каталонский, персидский, словенский, тамильский, фарерский, хинди и др. Продолжается публикация новых переводов карело-финского эпоса на языки, на которых он издавался и ранее — английский, венгерский, немецкий, русский. По-следний русский перевод «Калевалы» выполнен фольклористом Э.Киуру и поэтом А.Мишиным в 1998г., спустя 110 лет после появления известного перевода Л.Бельского. По «Калевале» создано несколько кинофильмов, спектаклей и театральных постановок в Финляндии, Венгрии, России, в том числе в Карелии, и республике Мари-Эл. «Калевала» привлекает младописьменные литературы народов Африки (например, суахили), которые еще только «вы-ходят из недр устной народной поэзии».
Интерес к фольклору возник в Финляндии с зарождением письменности (ХVI в.). Еще в сти-хотворном предисловии к «Псалтырю Давида» (1551г.) основоположник финской книжности М. Агрикола называет имена фольклорных персонажей Вяйнямейнена, Илмаринена, Ахти, Та-пио. В 1630 г. шведским королем Густавом II Адольфом был издан мемориал, по которому он повелевал записывать народные предания, легенды, рассказы, песни, повествующие о прошлых временах. Король рассчитывал найти в них подтверждение исконных прав шведского престола на владение обширными территориями на севере Европы. Хотя эта цель осталась не достигну-той, начало собиранию народной поэзии было положено.
Подлинный интерес к фольклору возник у представителей романтизма, ищущих «золотой век» нации в прошлом, когда общество, по их представлениям, жило в гармонии и благополучии. И первым собирателем, пропагандистом и публикатором фольклора в Финляндии был профессор риторики Туркуского университета Х.Г.Портан (1739-1804 гг.), опубликовавший в 1778 г. на латыни свою диссертацию «О финской поэзии». В ней он ставил народные песни выше «искус-ственной» поэзии авторов того времени.
Другим знаменитым публикатором и исследователем фольклора финнов и карел стал Крист-фрид Ганандер (1741-1790 гг.). В работах «Словарь современного финского языка» (1787 г.) и «Финская мифология» (1789 г.) К.Ганандер цитировал многие образцы народной поэзии. «Фин-ская мифология», насчитывающая около 2000 строк карело-финских рун, до сих пор является настольной книгой исследователей поэзии калевальской метрики. Чрезвычайную ценность пред-ставляют приведенные в ней комментарий и интерпретации содержания песенных фрагментов.
К ХVIII в. относится появление исследований народной поэзии профессора (позже епи-скопа) Д.Юслениуса, Х.Г. Портана и др. Важную роль в подготовке «Калевалы» сыграли сбор-ники текстов фольклориста и просветителя К.А.Готтлунда (1796-1875), впервые высказавшего идею создания единого фольклорного свода. Он считал, что если собрать все древние песни, то из них можно было бы составить некую целостность, подобную творениям Гомера, Оссиана или «Песни о нибелунгах» (Hautala J. 1954, s. 48, 54, 57).
Непосредственным предшественником Э.Лённрота был С. Топелиус (старший), отец извест-ного финского писателя, опубликовавший в 1829-1831 гг. пять тетрадей народных эпических песен, собранных от карельских коробейников, привозивших товары из Беломорской Карелии в Финляндию (85 эпических рун и заклинаний, всего 4200 стихов). Именно он указал Э.Лённроту и другим энтузиастам-собирателям путь в Беломорскую (Архангельскую) Карелию, где «еще звучит голос Вяйнямейнена, звенят кантеле и сампо».
В конце Х1Х-начале ХХ вв. отдельные финские народные п
есни публикуются в Швеции, Англии, Германии, Италии. В 1819 г. немецкий юрист Х.Р. фон Шрётер перевел на немецкий язык и опубликовал в Швеции, в г.Упсала сборник песен «Финские руны», в котором была представлена заклинательная поэзия, а также некоторые эпические и лирические песни. В Х1Х в. эпические, заклинательные, свадебно-обрядовые, лирические песни записывали А.А. Боре-ниус, А.Е. Алквист, Й.-Ф.Каян, М.А.Кастрен, Х.М.Рейнхольм и другие — всего было собрано около 170 тыс. строк народной поэзии.
Самым активным собирателем древних песен стал Э.Лённрот, совершивший целую серию экспедиционных поездок в так называемую финляндскую и российскую Карелию, где ему уда-лось собрать уникальный материал. Первое путешествие в поисках песен он совершил в 1828г., посетив южную Финляндию, включая Карельское Приладожье, побывал в Сортавале и на ост-рове Валаам. Во время этой поездки у самого известного в Финляндии рунопевца Юхана Кай-нулайнена Э.Лённрот записал около 2000 строк заклинательной и эпической поэзии. В Каре-лии Э.Лённрот побывал в 1832, 1833, 1834 годах. Осенью 1833г. им была подготовлена к печати поэма о Вяйнямейнене. В апреле 1834г. Э.Лённрот совершил экспедиционные поездки в Войни-цу, Ювалакшу, Ухту, Вокнаволок и др. В Ладваярви от выдающего певца Архиппы Перттунена он записал 4200 строк эпических песен и произведений других жанров. Во время этой поездки он записывал песни от М. Карьялайнена, Ю. Кеттунена, А. Перттунена, С. Михкалинена, В. Сиркейнена, Матро и собрал больше фольклорного материала, чем у него его было до этого во-обще. Свои полевые записи Э.Лённрот обрабатывал стилистически, дополнял имевшиеся в них лакуны текстами из других записей, что стало первым шагом к созданию единого произведения (Элиас Лённрот. Калевала, 1998; Карху, 1996; Мишин, 1986 и др.).
На основе огромного материала началась поэтапная работа по подготовке публикаций. Из записей Э.Лённрота, сделанных в Восточной Финляндии, в провинции Саво и Приладожской Карелии, был подготовлен сборник текстов «Кантеле», затем рукописные поэмы «Лемминкяй-нен», «Вяйнямейнен», «Свадебные песни» (1833 г.), и рукопись «Собрание песен о Вяйнёмейне-не» (1834 г.), получившая впоследствии название «Перво-Калевала». Из этого текста, дополнен-ного новыми лённротовскими записями из Карелии, возникло затем первое издание «Калевалы».
Лённрот уже подготовил эту поэму, которая включала 16 песен в 5000 стихов, но приостано-вил ее печатание, чтобы включить в текст новые материалы. Новый вариант эпоса, расширен-ный до 32 глав с общим числом строк более чем в 12 000 был готов к концу 1834 г. Кроме того, по записям 1828-1837 гг. Э.Лённрот подготовил и в 1840-1841 гг. тремя отдельными книгами издал поэтический сборник «Кантелетар», который называют младшей сестрой «Калевалы». В нем опубликованы основные варианты народных песен, записанных более чем от 100 певцов в Карелии и Финляндии: это лироэпические, лирические, свадебные песни и заклинания.
Выход в свет «Калевалы», восторженно встреченный общественностью, вызвал настоящий бум среди собирателей и поклонников народной поэзии. В Карелию, а позднее в Ингерманлан-дию, направились десятки собирателей народных песен. Одни хотели удостовериться, что сюже-ты, темы, мотивы, персонажи «Калевалы» не вымышлены Э.Лённротом. Другие отправились на поиски новых, не найденных Э.Лённротом фрагментов предположительно распавшегося некогда единого эпоса. Эти усилия дали прекрасный результат. За короткое время удалось собрать такое количество новых материалов, что Э.Лённрот решил создать новый, более полный вариант по-эмы. Сам Э.Лённрот с 1835г. по 1844г. совершил еще шесть поездок, посетив, кроме Карелии, регион Северной Двины и Архангельск, а также Каргополь, Вытергу, Петербургскую губернию, Эстонию. К 1847г. Э.Лённрот имел уже около 130 тыс. строк записей рун. Нового материала накопилось столько, что он заявил: «я мог бы создать несколько «Калевал» и ни одна из них не была бы похожа на другую».
Титаническая работа Э.Лённрота была завершена в 1849г., когда вышла в свет «полная» «Ка-левала». Этот «канонический вариант» «Калевалы» ныне известен во всем мире. Финны называ-ют его финским национальным эпосом, карелы — карело-финским народным эпосом. И здесь нет противоречия. Дискуссии о национальной принадлежности «Калевалы» вызваны тем, что Э.Лённрот не поставил своего имени перед заголовком поэмы. В первом варианте «Калевалы» у него имелся только подзаголовок — “Калевала или старинные карельские песни о древних вре-менах финского народа”. В «канонической» «Калевале» не было ни подзаголовка
, ни имени ав-тора, ни ссылок на источник использованных материалов. Это создавало впечатление, что поэма получена непосредственно из уст самого народа и при этом подразумевался именно финский народ.
Публикуя второй вариант «Калевалы», Э.Лённрот прекрасно понимал, что в природе никогда не существовало такой огромной эпической поэмы, за осколки которой он первоначально при-нимал записанные им и другими собирателями сюжеты народного эпоса. Э.Лённрот не сомне-вался в том, что все персонажи песенных тем и мотивов не связаны между собой единым сюже-том. При составлении «Калевалы» Э.Лённрот сам сочинил «рамочный» сюжет, поместив внутрь него практически все наиболее значимые темы, содержавшиеся в известных ему полевых запи-сях. Подобным же образом из разрозненных черт и типологических характеристик им были соз-даны обобщающие портреты фольклорных эпических героев и других персонажей. То обстоя-тельство, что все стихотворные жанры древней народной поэзии карел, финнов, ижорцев, а так-же эстонцев (за исключением причитаний и йойк) были созданы в едином стиле, характерными признаками которого являются четырехстопный хорей, насыщенность аллитерациями (повтор начальных звуков нескольких слов стиха) и параллелизм (повтор смысла каждой строки другими словами), позволило Э.Лённроту органично увязать в единый по стилю текст строки, взятые из самых различных по жанру, стадиям возникновения и содержанию произведений.
Несмотря на колоссальный труд по созданию эпопеи, Э.Лённрот не поставил своего имени на титульном листе. Одни считают, что из скромности, другие видят в этом прямое доказательство подлинной «фольклорности» «Калевалы».
Не менее существенно и стремление Лённрота показать именно народность эпоса, свидетель-ство древности финской культуры. Известно, что в те времена существование у шведов преда-ний и саг о древних героях и богах противопоставлялось, как свидетельство исконной культуры народа финскому «варварству» — отсутствию у них аналогичных слоев фольклора (Hautala, 1954. S.93). «Калевала», как отмечали финские исследователи, была для финнов своеобразным «про-пуском в цивилизованное общество. В одной из своих работ Л. Хонко подчеркнул, что этот эпос был социальным заказом общества того времени и стал достоянием общества и знаменем фин-ского национального движения, быстро набиравшего силу в середине XIX в. Л.Хонко констати-рует также, что хотя текст, опубликованный Э. Лённротом был достаточно далек от народных рун, в том что «это — национальный эпос — сомнения нет» (Honko, 1987. S.127).
Но при всем том, если в «Калевала» есть какая-то народная основа, то она не была финской. В фундамент поэмы Э.Лённрота легли песни, особенно эпические, записанные в основном от карел, а не от финнов. Такая фольклорная традиция, в русле которой эти песни создавались на-родом в древние времена, была в своих основах общей и для карел, и для финнов, а также ижор-цев и эстонцев. Однако это не дает права считать использованные в поэме фольклорные мате-риалы только финскими. В том виде, в каком их записывали собиратели в Х1Х в., это безуслов-но были карельские эпические песни. Без них не было бы «Калевалы», не только как повество-вания о древних временах, но и как высокохудожественного полотна, вобравшего в себя самые яркие краски поэтического таланта карельского народа. Мы просто не знаем, какими были те песни и руны, которые пелись финскими племенами в глубокой древности.
Очевидно, что без Э.Лённрота, талантливого поэта и рунопевца, обогатившего нас огром-ным богатством записанных им народных песен, не было бы и самой «Калевалы». Известно, что она была создана не путем соединения отдельных народно-поэтических сюжетов, а путем пере-плавки фольклорной «словесной руды» (в основном в виде готовых поэтических строк), выра-ботки Э.Лённротом оригинального макросюжета, не существовавшего в природе, но включав-шего в виде своеобразных сюжетных ходов все множество народных эпических сюжетов, лири-ческих тем, мифологических мотивов и других содержательных структур народной поэзии карел и финнов.
Поэтому «Калевалу» вполне правомерно считать национальным эпосом финнов и как творе-ние финского поэта и мыслителя Э.Лённрота, и как поэму, заложившую фундамент националь-ного самосознания финского народа, ставшую одним из символов его идентификации.
«Калевала» — как уже отмечено, создана на основе народных эпических сюжетов, написанная готовыми народными песенными стихами с некоторой обработкой их поэтического звучания.
Макросюжет
поэмы сводится к описанию возникновения мироздания из яйца птицы и рожде-ния героя Вяйнямейнена. Далее следует повествование о ходе обживания земли, распростране-ния земледелия, создании важнейшей социальной ячейки — семьи, создании культурно-бытовых ценностей и предметов труда. Главная тема поэмы — борьба за счастье, олицетворенное в чудо-мельнице сампо, дающей все необходимое для жизни людей. Однако сампо тонет в море в ходе борьбы между холодной и убогой Похьелой (в лице старухи Лоухи) и краем Калевалы (в лице Вяйнямейнена). Останками сампо, вынесенными волнами на берег, Вяйнямейнен делает плодо-родной землю, создавая предпосылки для блага будущих поколений, их труда, материального достатка и счастья. Хозяйка Похьелы, раздосадованная утратой власти и могущества, пытается мстить калевальцам, посылая различные напасти, похищая небесные светила и даже огонь из их очагов. Вяйнямейнен месте с другим героем поэмы, искусным кузнецом Илмариненом, преодо-левают все препятствия и невзгоды и утверждают на земле благополучие, счастливую жизнь для людей.
Но время мифического языческого героя Вяйнямейнена истекает и на смену ему рождается новый герой, приходит новая — христианская эпоха. Вяйнямейнен уходит из мира людей, говоря напоследок, что он еще будет востребован, когда понадобится новое сампо и новые песни.

Автор: Э.С.Киуру

Источник текста и фото