Река Чирко-Кемь. Впечатления и воспомниания

р. Чирко-Кемь. Карелия. Хорошо запомнилось северное сияние и т.н. «Сосновые пороги». Дорога ничем примечательным не отличается, да и маршрут уже вовсю освоен голодными до Карелии водниками да турфирмами-рафтингистами. Погода, насколько запомнилась, была ужасная. Конечно, не весь маршрут, но в середине-то точно. Проплывали мимо какой-то заброшенной полуразвалившейся усадьбы. Поливет дождь, дует сильный встречный ветер, течение отсутствует […]

Карелия

р. Чирко-Кемь. Карелия. Хорошо запомнилось северное сияние и т.н. «Сосновые пороги». Дорога ничем примечательным не отличается, да и маршрут уже вовсю освоен голодными до Карелии водниками да турфирмами-рафтингистами. Погода, насколько запомнилась, была ужасная. Конечно, не весь маршрут, но в середине-то точно. Проплывали мимо какой-то заброшенной полуразвалившейся усадьбы. Поливет дождь, дует сильный встречный ветер, течение отсутствует «как класс», все сидят мокрые, голодные и злые. Остановились у усадьбы и принялись изучать заросли дикой малины. Хорошо, что некоторые личности, имеющие склонность превращать поход в поездку на дачу с заготовительскими мотивами, не рыпались собирать, а то бы там днёвку устроили. Прямо в усадьбе, наверное бы и варили варенье и разливали, видимо, в каны и кружки с мисками.


Карелия в том году приятно порадовала немеренным количеством брусники, а время проведения похода пришлось как раз на конец августа, вследствие чего брусника оказалась почти дозревшей. Правда, официально её собирать было ещё не разрешено, но хто ж там проверит-то? В результате было собрано и привезено домой 15 (а то и больше!) кило брусники (к вопросу о заготовителях). А в Петрозаводске по дороге туда (надо было на друго поезд пересаживаться и у нас было свободное время) мы ходили в парк и катались на аттракционах. Даже, помнится, со мной без палева поделились «жигулёвским» (ах, куда, куда вы удалились.. ©), но после меня никто пить не хотел, т.к. я был «в креме». Болел, панимаешь! Ещё ходили в столовку, старого ещё образца. Очень понравилось, как всегда.

К вопросу о «Сосновых порогах». Между озёрами Чирки иногда попадаются быстрины. Собственно, они и являются теми «категорийными» препятствиями, ради которых на эти речки народ и тащится. Вот в одном из мест реки, сразу после озера, мы ожидали порог «Сосновый-1» и «Сосновый-2». Прошли какой-то перекат, ну попались какие-то валы, ну, может полметра высотой. Мы как-то не придали этому значения. Только порадовались, что пилёжка временно закончилась. И только при подходу к следующему порогу, который был нормально описан, мы поняли, что этот перекат и был «сосновыми порогами». С тех пор это выражение устоялось и обозначает ерундовый по сложности порог.

На одной из стоянок, где было собрано (насколько я помню) рекордное количество брусники, вечером мы видели самое настоящее северное сияние. Правда, из-за, видимо, удалённости от севера, оно было несколько обесцвеченным. Здесь же произошёл забавный инцидент. Я в то время был 14-летним кренделем, старательно корчившим из себя дебила. Надо заметить, успешно. Поэтому весь поход доставал всех песней Сергея Минаева «Часы идут». Соответственно, к середине похода при слове «часы!» вся команда на меня злобно косилась, а родители, соответственно, всячески наказывали. В этот вечер я достал всех. Мне было приказано: «- Ещё раз услышу «часы!» — пойдёшь спать!» Я держался весь вечер и даже не спел про «тормоза», которые я переделал из добрынинского «Казино». Тут тов. Взрослые решили попеть песни у костра. Ну, мне-то спать не хотелось, и я сидел и внимал костропению. не знаю,специально ли они спели эту песню, или случайно попался там текст такой.. но после фразы «..В эти часы, когда все уже спят..» (или вроде того, песня-то известная, дай бог) я не выдержал и заорал: «ЧАСЫ!!!». тот вечер для меня закончился печально. К сожалению, кроме меня этот прикол никто не оценил, т.к. «часами» все были по горло сыты. И меня-таки отправили спать. Однако, это не избавило команду от прослушивания «часов» в течение остатка маршрута.

Вспоминается как играли в «голубую корову», в просторечьи — в «крокодила». Правда, ничего особенного не изображали, разве что «парадокс»-ы всякие, да «теории». Ещё отмечали день рождения тов. В.Г., которому соорудили икэбанообразную композицию из травы (sic!), грибов и, наверное, листьев. Уже и не вспомню. А ещё с нами была вечно недовольная и выпендривающаяся девушка, которая даже не запомнилась под своим именем (не родственница ли это одной нашей сотрудницы с работы?). Помню, что мы звали её «Алефтиной», она пыталась проработать положенный на Серёгу Суханова глаз, а он её игнорировал (ну неудивительно, с таким характером и «параметрами»). Постоянно ругалась на мой крем («Опять этот крем!»), без которого у меня сильно разносило рожу, было обострение нейродермита. Грибы, помнится, кушали в огромном количестве. А ничего странного в этом нет, ведь дожди были постоянно. Даже кто-
то (как бы не тов. Минаев-старший) нашёл гриб чуть ли не по колено. Так что речка в том году оказалась «раем для заготовителя».

На обратном пути, а ехали мы через Питер, ходили гулять на Невский и вообще по городу и вокзалу в частности. В одном магазине я уломал тов. В.Г. купить бутылку фруктового сиропа, которую в том же магазине при выходе (случайно, разумеется) разбил об стеклянную дверь. А на вокзале жрали (именно жрали, судя по количеству съеденных порций) популярное в то время мороженное в виде замороженного сока фруктов. Мы его называли «панкухой» и я постоянно требовал у тов. В.Г. «трифон», т.е. 3 рубля. Фразой «мам, дай трифон!» я успел достать тоже всех, но народ уже был более благосклонен и не косился как на «часы!».

В общем, поход не особо понравился, хотя пороги были, какие-никакие. «Пойду ли ещё?» — Только если на рафтинг, с доставкой на место и обратно. Ну люблю я Карелию, что ж тут поделаешь!..

Автор: EMAIL: bloodleg@pisem.net Написать автору
Источник
Источник