Как мы ходили по Белому морю

Строились долго, на ходу создавая «ноу-хау» для решения инженерных задач повышения живучести и мореходности «Мамонтенка» (так называется катамаран). На пятый день в 23.00 с началом отлива наконец отчалили и взяли курс просто в Белое море, только бы подальше от берега, но потом маршрут уточнили — идем на Кузова. Практически весь путь прошли под мотором ввиду […]

Белое море
Строились долго, на ходу создавая «ноу-хау» для решения инженерных задач повышения живучести и мореходности «Мамонтенка» (так называется катамаран). На пятый день в 23.00 с началом отлива наконец отчалили и взяли курс просто в Белое море, только бы подальше от берега, но потом маршрут уточнили — идем на Кузова. Практически весь путь прошли под мотором ввиду отсутствия ветра.

Через три часа после старта мы зачалились в одном из заливов Немецкого Кузова. На острове было людно: студенты-археологи из Мурманского Пединститута — у них здесь была практика, альтернативные историки — они искали следы Гипербореи, просто туристы и рыбаки, у которых тоже был свой интерес.
Можно долго описывать красоты острова Немецкий Кузов, но лучше предоставить эту функцию фотоматериалам. Замечу только, что из-за погоды, которая практически на всём маршруте «изводила» нас жарким солнцем и ясным небом, открывающиеся по мере подъёма на вершину острова виды, можно было принять за пейзажи Адриатики.

На Немецком Кузове стояли три дня, благо, что всё к этому располагало: прекрасный родник, погода, … За это время осмотрели знаменитое Плато Сейдов, совершили круиз вокруг острова на катамаране, повстречали тюленей, познакомились с соседями, купались… Короче, компенсировали пятидневное пребывание в Бабгубе (где мы строились)

Неудачной оказалась попытка ночного броска на Соловки, когда, пройдя уже полпути до Топа, влетели в сулои (волны, образующиеся от столкновения морского и приливно-отливного течения): у женской части экипажа возникли супернеотложные дела на берегу, причем не важно на каком. Вернулись на Немецкий Кузов и утром пошли по островам шхер.

Следующим мы удостоили своим посещением Северный Коловар. Дошли под парусом. По пути познали силу и коварство межостровных течений (пока обсуждали, куда идти, течение чуть не выбросило нас на плоский скальный мыс одного из Дарьиных островов, но оно же и отнесло в море и перенаправило к Коловарам). Хотели встать лагерем в проливе между Коловарами, но место оказалось уже занятым. Остановились на восточной стороне Северного Коловара в широком заливе на траверсе небольшого лысого острова.

С точки зрения общечеловеческих ценностей (имеется в виду наш экипаж), главным событием на этой стоянке стало включение в наш пищевой рацион мидий. И вообще, здесь мы пожалуй впервые почувствовали сколь богат и разнообразен мир обитателей Белого моря.

Мне же Коловары (и Северный, и Южный) преподнесли настоящий сюрприз. Вопреки ставшей стандартом в Интернете фразе о том, что «на остальных островах Кемских шхер (кроме Кузовов) встречаются только отдельные сейды», оказалось, что это не так. На островах очень много святилищ и сооружений бытового назначения, созданных первобытными зодчими. Они занимают огромные пространства и выглядят не менее впечатляюще, чем Плато сейдов Немецкого Кузова.

На следующий день ограничились переходом в пролив, разделяющий Коловары, обойдя Северный с севера. По пути зашли в залив на южной стороне Ольхового, где познакомились с земляками. Вообще плотность туристов в Кемских шхерах оказалась очень высокой. А пролив между Коловарами — вовсе даже не проливом. Во всяком случае, пройти его, не прибегая к перетаскиванию плавсредств, невозможно.

Проснувшись утром, мы осознали, что всё же здесь север, а жаркое солнце, сопровождавшее нас до сих пор – нежданный каприз северного лета. Всё закрывал туман, и пуховики на дне рюкзаков уже не казались лишним грузом. Ситуация осложнялась тем, что накануне мы поставили между островами сетки. Ставили их голышом под лучами вечернего солнца, но при сильном ветре. Замерзли. Сейчас же лезть в воду за сетями совсем не хотелось. К счастью, кэп вспомнил, что у него есть гидроштаны.

Как только туман рассеялся, пошли дальше. Думали встать на Ягеле, но островок не приглянулся. Пошли на Сосновец, где и провели оставшиеся два дня похода. Занимались ловлей рыбы и поеданием результатов. Ловили удочкой на червя-пескожила. Ловились навага (много) и селёдка (мало).

С удовольствием задержались бы среди островов и дольше, но время поджимало. Впечатлений и фотоматериалов накопилось много, и они требовали осмысления. К настоящему моменту многое осмысленно и сделаны некоторые выводы. В частности, что многое недофотографировано или сфотографировано не так; где-то не побывали, а надо бы… Бог даст – удастся ещё.

Источник текста и фото