Наука и образование в Карелии

Нетронутая, «дикая», природа Карелии, ее природные ресурсы, а также история и культура северных народов издавна привлекала внимание российских и зарубежных путешественников. Некоторые из них оставили свои дневники, представляющие огромный интерес и для современного читателя, например, «Московитские дела» (1549 г.) немецкого дипломата Зигмунда Герберштейна.Российское государство, в состав которого Карелия вошла в ХV в., также активно накапливало […]

путеводитель по Карелии

Нетронутая, «дикая», природа Карелии, ее природные ресурсы, а также история и культура северных народов издавна привлекала внимание российских и зарубежных путешественников. Некоторые из них оставили свои дневники, представляющие огромный интерес и для современного читателя, например, «Московитские дела» (1549 г.) немецкого дипломата Зигмунда Герберштейна.

Российское государство, в состав которого Карелия вошла в ХV в., также активно накапливало сведения о ресурсах края и хозяйственной деятельности населения, осваивая присоединенные территории. Постепенно накапливались знания о Карелии, все сильнее осознавалась уникальность природных богатств края и традиционной культуры проживающего здесь населения – прибалтийско-финского (карелы, вепсы) и славянского (выходцы из Новгородской земли, Тверского, а затем и Великого Московского княжества), возникали новые проблемы, требующие решения, а значит, и предварительного исследования. Одними из самых ранних и очень важных источников стали писцовые книги, которые составлялись с конца XV по XVII в. Они содержали «роспись погостов, дорог» и другие важные для современного историка сведения. Есть сведения, что «русский философ» из Кандалакши Федор Чудинов (вторая половина XVI в.) написал первую книгу по истории Карелии, к сожалению не сохранившуюся. Он же попытался составить алфавит карельского языка. К XVII в., за два с четвертью века, Карелия совершила качественный скачок в своем развитии: из бывшей аграрно-промысловой провинции Великого Новгорода она превратилась в одну из передовых областей России. Соль и изделия железоделательного промысла в больших количествах расходились по всей стране, активно развивались кораблестроение, текстильное производство. Олонецкие купцы заняли одно из первых мест в балтийской торговле России со Швецией.
Важным рубежом в изучении Карелии стало XVIII столетие, так называемая Петровская эпоха (Фото 27. Памятник Петру I в г. Петрозаводске). Бурное развитие экономики требовало сырьевых ресурсов – леса, железных и медных руд, мрамора, строительных и поделочных материалов, которыми сполна обладала Карелия, а близость к новой столице Санкт-Петербургу делала эти территории еще более привлекательными. Это было время, когда сама жизнь требовала более тесного единения практики с наукой. Изучению естественных природных богатств содействовала Горная школа в Петрозаводске, открытая в 1716 г. Со временем появляются карты Олонецкого края.

Поистине революционным шагом на пути становления науки в масштабах всей России стало создание в Санкт-Петербурге по распоряжению императора Петра 1 Академии наук (указ правительствующего Сената от 28 января (8 февраля) 1724 г.). Создание Академии наук было одним из важных элементов глубокого обновления страны, начатого реформами Петра 1. По замыслу Петра, Российская академия наук не должна была повторять ни одну из западноевропейских. В условиях тогдашней России ей предстояло стать не только научным, но и учебно-образовательным учреждением. При Академии наук были организованы университет и гимназия, в которых преподавали академики. В задачу Академии входили все виды научно-технического обслуживания государства, направленные на его усиление и централизацию. В дальнейшем (в конце XVIII — начале XIX вв.) характер деятельности Академии наук изменился: она перестала выполнять учебные функции, которые перешли к университетам, и сосредоточила свое внимание на научно-исследовательской работе. Эта особенность организации системы науки и образования оказалась в России очень жизнеспособной: Академия наук (в настоящее время Российская академия наук) и поныне остается главным центром науки в России, ответственным перед государством за проведение фундаментальных исследований в стране, широко сотрудничая с университетами, которые в большей степени выполняют функции научно-образовательных учреждений.
Первым президентом Академии наук в России стал лейб-медик Петра I Лаврентий Блюментрост. Выходец из семьи немецких и российских врачей, получивший медицинской образование в Германии, Великобритании и Нидерландах, Лаврентий Блюментрост первый исследовал (1717 г.) минеральные воды близ деревни Кончезеро (50 км от Петрозаводска), открытые за три года до этого крестьянином Иваном Ребоевым, и разработал подробные правила для посетителей основанного в 1719 г. курорта «Марциальные воды» – первого курорта Росс