Сапен-гора

Экспедиция «Итогов» исследовала в Карелии необычное место, которое люди издавна обходили сторонойОколо 20 минут езды по асфальтированной дороге от Медвежьегорска (город в центральной части Карелии), еще примерно столько же по вполне сносным даже для дождливой осени лесовозным просекам, и мы оказываемся совершенно в ином мире. Местные его так и называют — «наша тайга». Хотя леса […]

 Гора высшего разряда

Экспедиция «Итогов» исследовала в Карелии необычное место, которое люди издавна обходили стороной
Около 20 минут езды по асфальтированной дороге от Медвежьегорска (город в центральной части Карелии), еще примерно столько же по вполне сносным даже для дождливой осени лесовозным просекам, и мы оказываемся совершенно в ином мире. Местные его так и называют — «наша тайга». Хотя леса тут, конечно, много, но все же он не такой труднопроходимый, как в глухих сибирских краях, где на сотни километров ни одного человека. И тем не менее. Лишний раз соваться в тайгу жители Медвежьегорска и близлежащих селений не станут. И не заблудиться они боятся, а дурной славы этого места. Вроде бы ни одной живой души оно не погубило, а все ж таки избегают люди здесь появляться — не ходят сюда ни за ягодами, ни за грибами, ни на рыбалку никто не сподобится приехать. Все дело, как говорят, в странной особенности возвышающейся над местностью горы — не раз люди рассказывали друг другу о таинственных огнях, появляющихся на ней в любое время дня и ночи, в непогоду и в ясные дни, зимой и летом…

Чем ближе мы подходили к Сапен-горе — именно так называют ее местные жители, тем более неприветливым и непролазным становился лес. Свое имя гора, по-видимому, получила от речки Сапеница, протекающей поблизости. Некоторые исследователи считают, что название созвучно с вепсским и древнекарельским — «желчный», «ядовитый». Согласитесь, хорошее место так не назовут. С двух сторон подступают непролазные болота, с третьей — река и лишь с четвертой с трудом можно пробраться к вершине.
Преодолевая валуны, как будто специально наваленные самой природой в качестве преграды от любопытных путешественников, мы поднимаемся вверх. Под ногами — ковер из красного мха-долгунца, вокруг полным-полно белых грибов, которые никто не собирает. А еще здесь царят полное безветрие и безмолвие. Хотя на вершине ветер должен быть частым гостем.

На каждом шагу нам попадаются обугленные деревья. В стволах некоторых зияют прожженные дыры, другие почернели от огня у самых корневищ. Исследователь аномальных явлений Павел Казаков берет пробы древесного угля.

— Очень важно понять, когда происходило горение, — говорит он. — Разумеется, это не могло происходить в одно и то же время. Посмотрите: есть деревья совсем старые, по 400-600 лет, а есть те, которым нет и ста лет. Этому странному явлению трудно с ходу найти объяснение. Пока возможны только гипотезы, подтверждение которым я надеюсь получить в результате лабораторных исследований материала.

Конечно, первое, что приходит в голову: деревья загорались в результате прямого попадания молний. Но почему они бьют именно сюда? Безусловно, Сапен-гора — одно из самых высоких мест на ландшафте, и небесный огонь попросту расстреливает ее в каждую грозу.

Феномену может быть предложено и другое объяснение. Не исключено, что в недрах горы содержится большое количество железа, которое, словно магнитом, притягивает разряды молний. Похожие объекты есть на территории нашей страны, и исследователи аномальных явлений уже делали попытку разгадать их секреты. Пока не очень успешно, ограничившись лишь дежурными гипотезами. Например, в Троснянском районе Орловской области есть так называемая Мухина гора. Возле нее стоит село Воронец, жители которого гибнут от молний с роковой периодичностью. Работая там, экспедиции пришли к предварительному выводу, что поселок, скорее всего, стоит на залежах железной руды — она и притягивает электрические разряды. Известна также любителям непознанного и Синяя гора — сильнейшая аномальная зона, расположенная в Волгоградской области. Это одна из самых высоких точек равнинной части России, над которой постоянно собираются грозовые облака. Очевидцы нередко отмечали появление над вершиной Синей горы необычных световых явлений — то ли шаровых молний, то ли неких иных выбросов энергии.

Однако Сапен-гора все же пока стоит особняком в этом не столь обширном ряду. В отличие от похожих возвышенностей, притягивающих к себе разряды молний, она еще ни разу не подвергалась серьезному исследованию. Можно сказать, что наша экспедиция была пробной, разведывательной, направленной прежде всего на то, чтобы обратить внимание ученых на столь необычный объект. Нас, скорее, интересовал сбор сведений о Сапен-горе как о месте то ли почитаемом, то ли навевающем ужас. Для начала мы хотели разобраться хотя бы в
этом…

Хорошо известно, что предками нынешних жителей Карелии были в том числе карелы, вепсы и саамы. И здесь долго сохранялось чуткое и бережное отношение к знакам, подаваемым природой, будь то полярное сияние, снежная буря, шторм на озере и так далее. Северяне в подобных проявлениях неодушевленных сил видели ни мало ни много предзнаменование судьбы. И никогда не стали бы селиться вблизи, а уж тем более на самом «проклятом» месте. Неудивительно, что все жилые и хозяйственные постройки отстоят от Сапен-горы на почтительном расстоянии. И даже в советское время хозяйство сюда не добралось. Знаменитая кожевенно-обувная фабрика располагалась примерно в трех километрах, да и та уже давно не работает.

Сопровождавший нас краевед Юрий Красногир, знающий о недоброй славе Сапен-горы, тем не менее считает, что нельзя, как прежде, слепо верить в различные сказки, необходимо объяснение феномена. И не только для того, чтобы люди перестали бояться сюда приходить. Это даже не главное. Объяснение необычности Сапен-горы может пролить свет на некоторые весьма любопытные руны из карело-финского эпоса «Калевала». «В одной из рун, — поясняет Юрий Красногир, — рассказывается о железном небе и передается молитва героя эпоса Лемминкяйнена к верховному богу Укко. Он молит послать с неба град из комков железа. Так в легенде говорится о метеоритном, небесном происхождении металла. Но его связь с небом и в то же время с землей еще красочнее передана в другой руне. Бог Укко создает трех небесных дев. Из груди каждой девы с неба на землю падает по три капли молока — черного, белого и красного. Из этих капель родятся в болоте разные сорта руды. Железо враждует со своим братом огнем и, спасаясь от него, бежит в горы и болота. Затем появляется на свет богатырь-кузнец Ильмаринен. В его руках — молот и кузнечные клещи. Он ищет руду, строит кузницу и ставит свои мехи. Спутники Ильмаринена берут железо из болота и несут его к горну в горе для варки».

Что же из всего этого следует? Нельзя сегодня однозначно утверждать, что в невероятно красивом эпосе содержится упоминание именно о Сапен-горе. Оснований для таких заключений пока недостаточно. Однако вполне может оказаться так, что эта гора как раз и была прототипом той, которая описывается в «Калевале» и на которую пролился железный дождь с неба. В пользу этого говорит, например, то, что на Сапен-горе в стародавние времена, как считают краеведы, совершались культовые обряды, причем даже с жертвоприношениями. Но кому? Вывод, который напрашивается сам собой: кому же еще, как не богу огня! Тогда все сходится. Древние шли поклоняться туда, куда небо послало железо. Они разводили ритуальные костры, а небо отвечало им, посылая на вершину огненные стрелы молний.

Не стану скрывать: все то время, что мы находились на Сапен-горе, меня не покидало ощущение какой-то тревоги — хотелось побыстрее покинуть это место. Позже выяснилось, что такие же чувства испытывали и другие члены нашей экспедиции. Какая-то гнетущая тоска, апатия овладели едва ли не каждым из нас. Хотя в этом-то как раз, может, ничего необычного и нет. Нам, горожанам, оказавшимся в совершенно диком месте, наверное, нужен был период адаптации. Только не очень-то хотелось оставаться на Сапен-горе. А кроме того, тучи начали сгущаться, предвещая грозу. Оказаться под ударом молний — перспектива не самая радостная, мы поспешили спуститься с вершины. Обратно пошли другой дорогой. Кроме обожженных деревьев нам встречались и камни в форме каких-то чудищ, и поваленные в хаотичном порядке деревья, и огромные сосны, на которых кора скорее похожа на чешую и ветки растут параллельно земле. К тому же на соснах этих почти нет верхушек.

— В Карелии есть еще одна странная гора — Воттоваара, которую иногда называют Смерть-гора, — рассказывает по пути Юрий Красногир. — Я там побывал, а когда приехал к Сапен-горе, обнаружил странное сходство. Обе возвышенности носят на своих склонах ярко выраженные следы тектонической деятельности: разорванные трещинами блоки, вздыбленные или, наоборот, обрушенные огромные камни и масса разнообразнейших валунов.

Такая картина первозданного хаоса непременно должна привлечь сюда не только специалистов аномальных явлений, но и ученых-геологов. «После того как будут готовы результаты лабораторных исследований почвы и угля, мы планируем пригласить на Сапен-гору специалистов по биолокации, владеющих искусством обнаружения и исследования невидимых объектов и аномалий, — говорит Павел Казаков. — Нам очень поможет природная способность та