Церковь Петра и Павла в с. Вирма

К самобытным церквам Беломорья относится Петропавловская церковь в селе Вирма конца 19 в.Долгое время эта старинная руская деревня входила в состав приморских вотчин знаменитой новгородской боярыни Марфы – посадницы (вдовы посадника Исаака Борецкого), занимавшей в 15 в. первое место среди новгородских феодалов по размерам владений в Карелии.После включения Новгородской республики в состав единого русского государства […]

Церковь Петра и Павла
К самобытным церквам Беломорья относится Петропавловская церковь в селе Вирма конца 19 в.

Долгое время эта старинная руская деревня входила в состав приморских вотчин знаменитой новгородской боярыни Марфы – посадницы (вдовы посадника Исаака Борецкого), занимавшей в 15 в. первое место среди новгородских феодалов по размерам владений в Карелии.

После включения Новгородской республики в состав единого русского государства все владения новгородских бояр в Карелии были конфискованы и «описаны на государя», а часть из них, особенно на беломорском побережье, передана в ведение Соловецкого монастыря.

Первые скупые, но вместе с тем очень важные по своему значению сведения о Вирме доносят до нас Писцовые книги Обонежской пятины писца А. Лихачева (1563 г.): «В Вирме реки поставлена церковь ново после письма верховный апостол Петр и Павел, а у церкви черный поп…». Первым священником был некто Иоанн Сорокин как видно из записей при архиве Петропавловской церкви.

Природа, где расположено старинное поморское село не таит особых чудес. Суровый климат наложил свой отпечаток на окружающую действительность.


Летом чередующиеся желто — зеленые пятна болот и низкорослого леса, больше напоминающие тундру, нежели среднюю полосу Карелии. Зимой – безмолвные белые пространства с редкими вкраплениями зеленых пятен невысоких елочек, у горизонта переходящие в бескрайнюю белую пустыню затянутого льдом Белого моря.

И совсем неожиданно в центре раздвинувшихся «занавесей» из елочек и ольхи, появляется упругий «куб» церкви с оседлавшими его пятью главками, как будто вылитый из чистого серебра. Подобно миражу в пустыне, у путника, долго ожидающего встречи с оазисом, он плывет в серо-зеленых волнах леса, то исчезая, то вновь появляясь. Лишь у самой поймы реки Вирма лес расступается, но не обнажая церковь во всей ее красоте и богатстве, а передавая свою функцию «природных кулис» жилым домам деревни.

Движение по реке Вирма приносит новые впечатления, позволяющие насладиться постепенностью раскрытия образа церкви. Это новая своеобразная архитектурная картина, построенная на единстве и борьбе противоположных начал. Так, церковь одновременно стоит и в центре деревни и на ее окраине, у подножия каменного кряжа и выше основания ближайших жилых домов, сильно возвышается над крышами последних, но в то же время незначительно – над верхушками елей, оседлавших гребень холма.

Искусно найденная гармония природных и человеческих начал вызывает ассоциации со своеобразной «лестницей в небо», у основания которой «мирское бытие», а промежуточную ступень занимает церковь как место общения человека с богом.

В делах Сумского прихода за 1825 г. указано, что церковь в с. Вирма «во имя Петра и Павла построена около 1625 г. при игумене Варфоломее честные обители Соловецкие…». Датировка подтверждается записями 1831 г.

Надпись на резном тябле, обнаруженном в сенях при ремонте церкви в 1958 г. гласит – «Лета 7147 (1639 г.) месяца сентября в 8 день поновили храм святых верховных апостолов Петра и Павла при игумене Варфоломее честные обители Соловецки».

Петропавловская церковь является самой древней из всех известных на Руси кубоватых церквей. Ее датировка первой третью 17 в. Опровергает распространенную гипотезу о том, что кубоватое покрытие возникло после воссоединения России с Украиной (1654 г.) под влиянием украинской архитектуры с е приверженностью к криволинейным очертаниям.

В облике Петропавловской церкви проявились строительные традиции, распространненые на этих землях и землях Поонежья. Именно по берегам Онеги боле всего были распространены кубоватые «верхи» древних церквей.

Главная достопримечательность Петропавловской церкви – это ее «кубоватый» верх, покрывающий четверик храма. Замысловато изогнутые линии главок и куба великолепно сочетаются с боковым покрытием пятигранного алтаря. Все формы укреплены, весомы, что придает силуэту церкви торжественность.

Трапезная церкви в начале 20 в. Была значительно перестроена. Площадь ее вытянутого в длину помещения в несколько раз больше площади самого храма. В трапезной сохранился старинный резной столб (когда-то их было два). Он обладает удивительной изящной резьбой. Сочные «дыньки» разделены вставкой из плоского двухступенчатого орнамента, обрамленного резными жгутами с розетками. Декор столба характерен для орнаментиро