Онежские петроглифы

Заселение Пудожского края началось 8 тысяч лет назад. Предполагается, что люди пришли сюда со стороны Урала и верхней Волги. В Пудожском районе около 200 археологических памятников: поселения, наскальные рисунки (петроглифы), могильник, отдельные находки, сосредоточенные большими скоплениями на озере Водлозеро и на восточном побережье Онежского озера. На мысах восточного берега Онежского озера от устья реки Водлы […]

Пудожский берег

Заселение Пудожского края началось 8 тысяч лет назад. Предполагается, что люди пришли сюда со стороны Урала и верхней Волги. В Пудожском районе около 200 археологических памятников: поселения, наскальные рисунки (петроглифы), могильник, отдельные находки, сосредоточенные большими скоплениями на озере Водлозеро и на восточном побережье Онежского озера.

На мысах восточного берега Онежского озера от устья реки Водлы до устья реки Черной (протяженность около 20 км.) расположены онежские петроглифы. Общее число гравировок свыше 1200. Изображения лебедей, лодок, загадочных знаков выбиты около 6000 лет назад. Наиболее известно местечко Бесов Нос, где на оконечности мыса находилось древнее святилище и выбиты три фигуры — «Беса», выдры (ящерицы) и налима размерами до 2,5 метров. Петроглифы включены в списки ЮНЕСКО и являются памятником всемирного значения.

В XI в. на территорию Пудожского края пришли славяне — здесь появились с торговыми целями и для сбора пушной дани отряды новгородцев, пролегли водно-волоковые пути из Новгорода в Подвинье и Беломорье. Самое раннее упоминание о поселении Пудога (так тогда именовали Пудож) встречается на одной из берестяных грамот XIV в., найденных археологами в Новгороде.

В петровскую эпоху с Водлозерья на корабельные верфи в Лодейное Поле и Санкт- Петербург доставлялся местный лес хвойных пород. С основанием Санкт-Петербурга торговые пути Севера пришли в упадок, а Водлозерье превратилось в «медвежий угол».

16 мая 1785 Екатерина II издает указ: «Из отдаленных частей Вытегорского и Каргопольского округов составить особый уезд, устроив уездным городом Пудожский погост под именем Пудож». Герб города (на зеленом поле три пучка льна) утвержден в 1788 и выражает главное занятие жителей края.

Г.Р. Державин, посетивший Пудож в 1786 отмечал: «Главный торг граждан и поселян уезда состоит в продаже льна, оного вывозят на гальотах в Санкт-Петербург, … в Швецию и во все уезды Олонецкой губернии». В XIX в. пудожский лен неоднократно отмечался за хорошее качество на выставках в Петербурге и Лондоне.

Онежские петроглифы

Онежские петроглифы протянулись вдоль побережья Онежского озера почти на 20 км, размещаясь на оконечностях мысов, иногда – на рядом расположенных островах. Более половины всех петроглифов сосредоточены на двух мысах – Бесовом Носу и Пери Носу. Всего сейчас известно более тысячи фигур – одиночных и объединенных в композиции. Часть композиций выражена явно (таких более ста), иногда их можно только предполагать.

Интерпретация даже явно выраженных композиций – дело непростое. Вот, например, пятифигурная композиция: лось, человек, длиннохвостое четырехлапое животное, топор и и округлое пятно. Что это? А.М.Линевский увидел в ней замечательную сцену охоты на лося с собакой. В.И.Равдоникас не согласился со столь простой расшифровкой, а собаку принял за ящерицу. В чтении К.Д. Лаушкина сцена получила название «Преступление и наказание лягушки». Содержание ее следующее: в центре композиции – лягушка; в ее образе выступает чудовище, которое собирается проглотить солнце, показанное в облике лося. Лягушку преследует чудесный охотник. Он бросает магический топор, чтобы размозжить эту гадину. Перед головой лягушки горит очаг, изображенный в виде кружка. В этом очаге будет сожжен труп лягушки. Охотник – будто бы культурный герой, такой же как Вяйнемейнен из «Калевалы». Добрался ли исследователь до истинного смысла композиции — сказать трудно, бесспорно одно — все пять фигурок объединены общим сюжетом.

Лишь среди онежских петроглифов встречаются солярные и лунарные знаки. Некоторые исследователи трактуют изображение круга с двумя параллельными выростами (иногда соединенными между собой) не как солярный знак, а как особой конструкции капкан. Вообще, по сравнению с беломорскими, онежские петроглифы более метафоричны. Ведущим мотивом являются водоплавающие птицы, которые могли символизировать сезонность, цикличность времени. Птицы могут выступать и как посредники между мирами – средним (земля) и верхним (небо). Встречаются изображения и культовых предметов – «жезлов».

Источник фото и текста