Отчет о походе по реке Кереть в мае 2004г.

Ложный порог МурашКереть, Белое море, о. Сидоров, пос. Чупа Почему май — да что бы застать воду, достаточную для покатушек на катамаране. Почему Кереть — просто очень хотелось пройтись не только по порогам, но и по Белому морю, по островам, а в Чупа-губе и вокруг их достаточно. Почему вообще люди ходят по турбулентной холодной воде […]

путеводитель по Карелии

Ложный порог Мураш

Кереть, Белое море, о. Сидоров, пос. Чупа
Почему май — да что бы застать воду, достаточную для покатушек на катамаране. Почему Кереть — просто очень хотелось пройтись не только по порогам, но и по Белому морю, по островам, а в Чупа-губе и вокруг их достаточно. Почему вообще люди ходят по турбулентной холодной воде — ну, это не к нам…
жители Карелии уже оценили значение спортивного туризма и начинают оказывать простейшие, но все же всё это только начинает формироваться.
Итак, поехали!


Старт, 21-22 мая
То, что в поезде Питер-Мурманск пиво иссякло уже в день отъезда — вещь закономерная. Но то, что на следующее утро за окном вагона исчезли все признаки листвы, травы и прочей зелени, кроме сосновой хвои — настораживало. Все речки были полны водой до краев, в озерах отражалось небо цвета асфальта, а малые пятна снега на земле мы договорились считать обрывками полиэтилена.
На платформе в Лоухи мы были единственными людьми с водной снарягой. А через 10 минут просто остались в гордом одиночестве. Не без труда найденный за 200 р. человек на «Газели» подтвердил, что честь открытия сезона принадлежит здесь нашему экипажу.
До Павловского плеса на Керети, подходящего прямо к мурманскому шоссе, добрались быстро, по дороге прикупив 95-го бензина для моторной части маршрута по морю. Полянка в 50м слева от трассы удобна для стапеля и натоптана турьем и местными рыбаками. На чистом сером небе не было видно ни одной голубой тучки, прохлада бодрила и звала в путь. Стапель много времени не занял, мы перекусили бутерами с чаем, хлебнули по глотку за прибытие и в первый и последний раз влезли в сухие теплые гидры…
При стапеле впервые за три года не забыли проплавить в корме каждой шкуры ката по небольшому отверстию — для слива воды на стоянке. Аргут имеет привычку на порогах и под дождем набирать через верхний шов литров по 10-20 воды в каждую шкуру. Чтобы ее слить, надо кантовать кат на стоянке. Выносить же на берег кат с лишними 30-40 кг воды — не в радость… А через заднеотливные отверстия кат самостоятельно облегчается даже при «полувытаске» на берег. Стартовали около 18 часов.
Плес велик — в ширину метров 700, из его северо-западного края небольшим перекатом выходит Кереть. Течение неспешно тащило нас к порогу Мураш, который рекомендовалось просматривать перед прохождением (по летним байдарочным отчетам). После недлинного плесика послышался легкий шум — не иначе, как Мураш! Мы приткнулись на л.б. и пошли изучать источник шума. Пара троллейбусов в русле и небольшие бочечки — ну просто сплошное разочарование! Сделав пару фотографий, мы проскочили перекат, не замочив пятой точки. «Похоже, это все же был не Мураш» — эта мысль посетила нас одновременно, когда метров через 400 послышался шум посильнее прежнего.
Посмотрели источник шума по п.б. (ну уж это — непременно Мураш!) — и решили прокатиться по извилистой траектории с целью тренировки экипажа. Надо сказать, что воды было много, около +1 м от нормы, судя по подтопленному берегу, и большинство шкуродеров и обливняков были под водой. Извилисто прокатившись по Мурашу №2, мы вскоре подошли к хорошей шивере с ряжевой стенкой на л.б.
После прямого разгона река делает левый поворот — и нас посещает мысль о попадании в настоящий Мураш… Русло сужается, берега покрыты толстым слоем снега и льда. Еще метров 300 по валам и бочкам около метра на хорошей скорости, скалка на п.б. — и правый поворот в выходную часть порога. Почти все камни под водой, по всей ширине русла — добротные стоячие валы, пенные бочки. Пролетели по ним, умывшись по-уши.
Сразу за порогом плес разливается вправо, река уходит из него влево плавным поворотом. Ну, наконец-то и настоящий Мураш прошли! Хоть из третьей попытки и без просмотра, но удовольствие получили. Смотреть его стоило лишь для фотографирования, что мы и сделали, причалив на л.б. за порогом. Берег высокий, есть место стоянки, но очень мокрое, т.к. почти рядом — полно снега.
Встали на бивак на п.б. прямо напротив порога в 8 вечера. Высокий берег, просторное место для стоянки, только с дровами небогато. Но на наш небольшой экипаж — вполне достаточно.
Серега вечером порадовал всех заначкой — литровой банкой пива.
Ночь была издевательски белой, в 5 утра светло, как в полдень.

23 мая
К девяти утра погода стабилизировалась, т.е. небо стало равномерно серым и низким, с него заморосило и обозначился северо-восточны
й ветер (т.е. прямо в пятак). Мы неспешно перекусили и около 11 утра отчалили. Через минут 15 хода река стала озером Новым, навстречу весело задул холодный ветер, накрапывал дождичек. Пар изо рта не шел, т.к. его тут же вдувало обратно в ротовое отверстие.
Добротно размявшись греблей, мы миновали два мыса и два залива по правому борту и подошли к порогу Сухой. Он был вполне мокрый и не производил впечатления даже переката. Кое-где из воды торчали чемоданы, кое-где они угадывались под водой. Экипаж изрядно задубел и перед порогом изобразил пьяную дискотеку: мы прыгали по берегу на занемевших ногах, как пораженные столбняком обезьяны, передавая друг другу фляжку с огненной водой.
Сразу за Сухим миновали автомост мурманской трассы. Почти стоячими плесами нудно грябали до озера Осиновое, которое открывается налево-назад перед тремя домами деревни Кереть на л.б. Основная часть деревни расположена у ж.д. станции Кереть. Под ж.д. мостом — единственное место с течением, далее — снова плесы почти до озера Кривое. За 500 м до озера на правом повороте островок , в рукавах — перекатики с течением. Непосредственно перед впадением реки в озеро — порог Кривой. Порог — просто текуха с небольшими обливняками. Полагаю, что летом тут на кате делать нечего вообще.
Слева за порогом — неплохое место для стоянки, но недалеко — станция Кереть и бывают случаи воровства со стороны местных (судя по чужим отчетам). Озеро пересекается ровно поперек, по кратчайшей траектории.
Мы выскочили на стоянку попрыгать-погреться и сделать по очередному глотку из фляги, которую предусмотрительно поместили в спинной карман Юриного спасика. На пройденных плесах мы начали пользоваться горячительными напитками прямо на борту, поскольку шли по уж очень прохладительному… Продукт кончался катастрофически быстро, теплее от него становилось, но не надолго. Нечего и говорить, что не было «ни в одном глазу».
За озером Кривым продолжалась однообразная лопата по плесам.
Порог Долгий — островок посреди русла, слева многоводный уклон с бочками, справа — маловодный сливчик. Шли мы слева и хорошо попрыгали, а справа с наплыва ничего интересного не заметили.
Дальше — шивера порога Долгий. В нашу воду — просто резвые покатушки с возможностью покрутиться между больших обливняков, летом же — просто заповедник чемоданов… После прямого плеса — правый поворот, островок в русле и небольшой перекат за ним, на п.б. — хорошая стоянка. Тропа вдоль берега говорит о частых покатушках с удобным обносом вверх по течению.
Еще плес — и показалась скалка на л.б. перед порогом Варацкий. Над уловом слева — хороший подход к воде, просторное место для стоянки на берегу. «Народная тропа» уходит вверх по берегу вдоль порога. Порог начинается шиверой метров на 300, затем — остров. В левой протоке ступенька до 1,5 м, но не сплошная, а состоящая из крупных камней. Есть узкий прямой слив под л.б. (для ката — негабарит) и хорошая ступенька с добротной пенной бочкой под островом. Посередине протоки — беспорядочно перемешаны камни и ступеньки. Кату там не пролезть. Для захода в правую бочку надо не слишком прижиматься к островку, т.к. прямо перед ним струя резко отбивается к центру протоки и частично попадает в мешанину посередине.
Справа от острова узко, да и не особо было видно с нашего л.б. Порог красиво смотрится с высокой скалы на л.б. метров за 50 до основной его части.
После нескольких фотографий мы потрусили обратно к кату, заодно и погрелись. Шли по левому руслу, ближе к острову. Зашли чисто и эффектно прыгнули в самое какао. Опять умылись по уши и выкатились по шивере к автомосту перед Варацким озером.
Сгрябанность команды на второй день уже вполне хорошая, кат идет, как дрессированный…
На стоянку хотели встать на острове посреди озера, но остров был основательно подтоплен и насквозь продувался добротным северным ветром. Летом, при комарах и мошке, это было бы кстати, но только не сейчас! Мы полюбовались высоченными гранитными лбами на п.б. при входе в озеро и ломанулись к северному берегу, под прикрытие леса. Берег не порадовал хорошими местами для стоянок, все было очень мокрым и наклонным. Пришлось идти к выходку Керети из озера, где на правом берегу обнаружился замечательный скальный выход и обжитая полянка для стоянки.
Как только мы стали лагерем и переоделись в сухое, ветер стих и сквозь облака проклюнулось солнышко. Нельзя сказать, что оно грело, но все же радовало. Ужин и просушечные граммы примирили нас с погодой окончательно.
Оправдали себя «самоотливные» отверстия в шк
уре ката: вытащенный на берег носами вверх кат за час-другой исправно легчал на пару-тройку ведер воды.
Сегодняшний день был самым продолжительным по части лопаты по плесам против ветра.

24 мая
Ночь была до безобразия солнечной, чего не сказать о холодном дождливом утре…
Под дождем позавтракали, влезли в сырой холодный неопрен — и вперед, в порог Карежка. Ну, это и вовсе не порог, а козьи потягушки… Просто есть течение между двумя плесами. Дальше — как обычно, лопата по стоячке против ветра.
И вот — правый поворот из плеса, шум воды — порог Краснобыстрый. Пошли смотреть, т.к. во всех отчетах сказано о больших каменных плитах и сливах. Весной надо здесь ходить, граждане! Первая неровная ступенька через все русло полностью затоплена, под сливами — разные по величине и «косости» бочки, но самая сочная струя идет от центра к л.б. До второй ступеньки надо сместиться метра на три вправо и падать в косой полноводный слив с добротной пенной бочкой. Для каяков там просто множество вариантов, отличные можно устроить покатушки — благо тропа для заброски наверх по л.б. достаточно широкая и набитая. Ну, а для ката по габаритам вариантов заметно поменьше.
Зашли четко и собрали все, что было намечено. Конечно же, умылись по уши.
А впереди — опять плесы… На какой-то краткий миг небо расчистилось, мы уж было поверили в приход весны — но тут же со стороны моря положило ровную серую мглу с дождем. Дубак крепчал, тем более, что появилось течение и началась завершающая связка порогов. А в порогах почему-то обязательно лежал по берегам снег и от него тянуло зверским холодом…
Затем на правом повороте симпатичный порог Масляный с хорошим уклоном и бочками поперек всего русла, на его выходе — мелкая шивера и левый поворот.
После прямого плеса около 1,5 км — порог Павловский, причем за перегибом воды нижнего плеса вблизи видно не было, а лес по берегам заметно уходил вниз. Мы с приткнулись на п.б. и с интересом глянули за перегиб: падение уровня около 3 м, полностью затопленный «сад чемоданов» и хорошие стоячие валы поверх «сада». Внизу традиционный разлив и шкуродер, мелкий даже в нашу воду. Пять минут на прыжки — глотки — согрев — и покатили! Прокатились и умылись, получили удовольствие — и снова лопатить против ветра, который был заметно слабее из-за леса по берегам и поворотов.
Колупаевский порог сложности не представляет никакой, но зато очень понравился своими гладкими скальными лбами, с обоих берегов зажавшими реку.
Дальше — автомост на карьер с табличкой-предупреждением для туристов о взрывных работах в карьере, за мостом справа — впадает Лоушка.
И началась веселая связка Масляного и третьего Кривого порогов. Река постоянно закладывает повороты, падение уровня очень заметно. Практически повсеместно — стоячие валы до метра и более, неожиданные бочки за большими обливняками, надводные чемоданы… Вот бы так весь маршрут! Этот участок нам понравился больше других, с ним может сравниться лишь морской порог. Конечно, шли все без просмотров и остановок. Прошли с азартом и удовольствием и успели даже повыпендриваться лагом и реверсом в особо вкусных местах. Это при таком дубаке — чисто мазохистическое…
Неполностью умытых и местами сухих — не было! Зато после окончания этих порогов пришлось чалиться и долго бегать в гору, прыгать и махать найденным на берегу куском рельса для разогрева. Фляжка тоже не была забыта.
Еще рывок на веслах против ветра по последнему плесу — и чалимся около рыбацкого закола и домиков над порогом Морской. Мужики в ватниках и плащах с любопытством наблюдают за нашей походкой на негнущихся ходулях, радуют нас вестью, что мы первые в этом сезоне и приглашают хлебнуть чайку. В теплом домике и с горячей кружкой в руках жизнь начинает налаживаться, но через ледяной неопрен тепло от печки не доходит до тела. От рыбаков узнаем об отсутствии рыбы и рыбнадзора и медленно потягиваем крепкий чай. Но вот чай кончился — и пора на холод, в воду. Мужики стращают нас ужасным порогом, где каждое лето кого-то разбирает на камнях, и дружно выходят поглазеть на питерских пингвинов.
Поскольку сети еще не поставлены, пропихиваемся катом под тросами и валимся вниз. Порог сейчас — замечательно полноводная шивера около 1,5 км в длину с перепадом воды метров в 15. Почти все камни под водой, скорость большая, пролетаем по метровым валам до выхода из порога до обидного быстро и вываливаемся по мелкой шивере в море. Море в этом месте совсем пресное, на л.б. — умершая деревня Кереть.
Эта деревня, основанная более 400 лет наза
д, была одной из богатейших поморских деревень, о чем и сейчас говорят остатки высоких северных срубов в 6 окон по фасаду. Она пережила революции и войны, но была разорена и погублена советскими послевоенными реформами (пусть икнется на том свете Хрущеву!). Больно смотреть на разруху и нищету, перечеркнувшую труд многих поколений живших здесь людей… Сейчас на вопрос о возможности купить рыбу мы услышали от потомков поморов: «А нам ее не завезли!»
Мы приткнулись на п.б. к остаткам причалов лесобиржи напротив деревни и я занялся распаковкой мотора. Идти на кате на одних веслах по весеннему морю — это отсутствие гарантии своевременного возвращения… С ветром на море все в порядке, как мы чуть позднее убедились. Посчитав воду ниже Морского пресной, мы взяли 10л воды прямо из залива. Попутно понаблюдали за крупным хорьком, деловито шнырявшим по берегу рядом с нами.
Итак, трое ленивых заткнули весла под обвязку и сели лениться, а я дернул за веревочку, ухватился за рулевое весло — и кат тронулся в моря под тарахтение 2-х сильного движка. Правда, далеко идти мы не собирались, поскольку были сильно задубевшие, очередной раз с головой умытые в Морском пороге, и в довершение идиллии снова пошел дождь.
Первых попавшийся мыс, поросший сосняком, нас вполне устроил и мы встали на ночь. Как потом оказалось, это был южных мыс острова Средний, на котором стоит биостанция и где стоянки запрещены. Но мы шли не в сезон, уже наступил вечер и никто нас не беспокоил.
Тент, костер, сухая одежда и супчик с тушкой — что еще надо околевшему воднику при средней температуре воздуха 7-8 градусов?? Правильно, неспешный разговор и лекарство! И оно у нас было.
К ночи опять прекратился дождь и мы побродили немного по берегу, осознавая переход из речной стихии в морскую. На берегу местами лежал слой толстого льда, на деревьях не было даже признака набухших почек. Заполночь начался отлив, достигший своего максимума (минимума?) часам к трем ночи. Разбуженные в 3 часа ночи ярким солнцем, я с Мишей выползли из палатки и не обнаружили у берега воды… Она отступила метров на 20, а местами и дальше. Накопившаяся усталость перевесила мое любопытство и заставила меня вернуться в палатку и проспать до 9 утра. Миша еще долго бродил по берегу.

25 мая
Подъем около 9 утра, неспешный завтрак, попытки чуть подогреть сырой неопрен перед его напяливанием — и мы отчаливаем в моря с надеждой запасти пресной воды и хлеба на биостанции.
На берегу поселка биостанции — полное безлюдье, лишь мужик около берега пытается завести движок на «Казанке». Он рассеял наши надежды на хлеб и показал направление на колодец. Тот был так далеко, что мы поленились причаливать из-за такого пустяка, как вода, и, обойдя Средний с запада, взяли курс на северо-восток к острову Кереть. Облачность опустилась до метров 70 — 80 и срезала вершины сопок на берегу, шел дождь, ветер дул в пятак — т.е. все шло, как полагается.
Путь наш лежал на восток, вокруг острова Кереть к проливу между ним и островом Кишкин, а затем на север к западной бухте острова Сидоров. Там я планировал простоять два — три дня, в зависимости от погоды, совершая вылазки на окрестные острова. 10 л бензина и скорость ката около 7-8 км/ч при расходе менее 1 л за 2 часа хода давали нам большой запас автономности. Да и весла у нас имелись.
И вот, огибая очередной мысок о.Кереть, мы увидали вдали на море странную белую полоску. Вскоре, двигаясь против приливного течения и ветра, мы обратили внимание на то, что полоска перекрыла весь видимый морской горизонт, состоит она из плывущего льда и его передовые гонцы подошли к нам почти вплотную. Пришлось чалиться у ближайшей скалы и сбегать на нее для рекогносцировки. Картина нас повергла в ступор: лед шел с моря сплошной массой от горизонта, разводья меж льдинами местами позволяли пропихнуть кат, а местами и нет. На льдинах тут и там лежали тюлени самых разных размеров и цветом от серого до черного. Ближние из них с любопытством взирали на четырех околевших двуногих существ в спасах.
Пока наши переохлажденные мозги пытались справиться с этой новостью, течение и ветер окружили льдинами наш припаркованный к скале кат и продолжали движение на запад, в Чупа-губу. Но нам-то надо было прорываться на северо-восток! Со скалы на мысе была видна полоса чистой воды в нужном нам направлении, но что ждет нас за поворотом к о.Кишкину и Сидорову — мы знать на могли. С привлечением изрядной доли оптимизма мы пришли к мысли, что все пройдем, но флот не опозорим — и рванули на северо-восток через льды.
Сразу стал