Леса Муезерского района

Леса покрывают 2/3 территории Муезерского района и являются основным биотическим компонентом ландшафтов. Лесной покров имеет ключевое средообразующее и средозащитное значение и определяет состояние наземных фаунистических и флористических комплексов. От состояния и характеристик лесного покрова в первую очередь зависят рекреационная привлекательность здешних ландшафтов. В лесном покрове господствуют сосняки, они составляют около 80 % всей покрытой лесом […]

Леса Муезерского района

Леса покрывают 2/3 территории Муезерского района и являются основным биотическим компонентом ландшафтов. Лесной покров имеет ключевое средообразующее и средозащитное значение и определяет состояние наземных фаунистических и флористических комплексов. От состояния и характеристик лесного покрова в первую очередь зависят рекреационная привлекательность здешних ландшафтов. В лесном покрове господствуют сосняки, они составляют около 80 % всей покрытой лесом площади. Обычны крупные массивы сосновых лесов с отдельными вкраплениями ельников. Еловые леса в основном приурочены к гидрографической сети, межгрядовым и межхолмовым понижениям с влажным почвами. Фрагментарно встречаются березняки, которые возникли на местах бывших сенокосов и гарей. Очень редки осинники — они формируются на местах заброшенных сельскохозяйственных угодий.

На территории Муезерского района присутствуют почти типы северотаежных лесных сообществ, встречающихся в Карелии. В целом здесь можно наблюдать наиболее характерный для Восточной Фенноскандии топо- экологический ряд лесных фитоценозов: от вершин холмов и гряд с фрагментами обнаженной поверхности кристаллического фундамента к центральным частям крупных болотных массивов в разных вариантах сменяются все типы лесов. Сосняки скальные приурочены к редким обнаженным выступам Балтийского кристаллического щита, далее на склонах они сменяются сосняками черничными на супесчаных подзолах. На более влажных нижних частях склонов холмов гряд обычны ельники черничные вдоль ельников логовых по ложбинам стока. Лесные сообщества на минеральных землях сменяются сосняками кустарничково- сфагновыми на торфяных почвах, оконтуривающих открытые болота на равнинных участках и т.д.
Лесные сообщества являются наиболее характерными для северотаежной подзоны Восточной Фенноскандии. Они также обычны в заповеднике «Костомукшский» и планируемом национальном парке «Калевальский». Лесной покров отличается наиболее выразительным для первобытной тайги составом (абсолютное господство хвойных пород) и живого напочвенного покрова (распространены самые характерные виды растений). Высокополнотные хвойные древостои в возрасте свыше 120 лет на территории Муезерского района сохранились лишь в виде небольших фрагментов (рис.1). Большая часть этих лесов может быть отнесена к «первобытным» или «коренным», то есть возникших естественным путем и на значительно не затронутых антропогенным воздействием (рубки, мелиорация, подсечное хозяйство, загрязнение промышленными отходами).

Наиболее крупные массивы таких лесов сохранились между оз.Тулос и российско-финляндской границей и на северо-западе района вблизи заповедника «Костомукшский». Коренные леса являются весьма привлекательным объектом для научного и познавательного туризма.

Территориальная компоновка сосняков и ельников до широкомасштабных рубок в основном была обусловлена пожарным режимом, сложившимся в последние тысячелетия. Пожары в естественных условиях периодически возникали от молний, а в последние столетия в связи с интенсификацией хозяйственного освоения территории и от человека. Можно утверждать, что лесной покров на данной территории был представлен сообществами на различных стадиях восстановления гарей естественного и, отчасти, антропогенного происхождения.

Пожарный режим значительно отличается в разных местностях здешнего ландшафта. Так, сосновые леса на сухих песчаных отложениях по юго-западному побережью оз. Тулос подвергались огневому воздействию 1-2 раза в столетие. Заболоченные впадины кристаллического фундамента с еловыми лесами на торфяно- перегнойных почвах затрагивались огнем не чаще 2-3 раз в тысячелетие. Зафиксированы пожарные слои на минеральном горизонте под торфяной залежью глубиной 0.7 метра. Их возраст — не менее 1000 лет.

Строение и динамика лесных сообществ регулировалась пирогенным фактором на протяжении, по крайней мере, последних тысячелетий. Обширные участки сосновых лесов могли полностью уничтожаться при повальных пожарах и на открытых гарях формировались одновозрастные древостои. При беглых низовых пожарах в сосняках повреждался только подрост и отдельные деревья. В образовавшихся «окнах»
появлялось многочисленное возобновление сосны. При таком режиме постепенно образовывались абсолютно разновозрастные древостои. Между этими крайними вариантами существовала широкая амплитуда «огневого воздействия» и, соответственно, целый спектр различных по структуре сосновых сообществ.

Ельники на минеральных землях периодически полностью уничтожались пожарами, поскольку ель является очень уязвимой к термическому воздействию по сравнению с сосной (тонкая кора, низкоопущенная крона, поверхностная корневая система). При беглых пожарах ель периодически элиминировалась из состава сосново-еловых древостоев.

Леса Муезерского района

Эксперт: А.Н.Громцев.
Автор фотографий: А.Шелехов, А.Н.Громцев.