Ещё раз про любовь

«Чингисхан и Гитлер купались в крови, но их тоже намотало на колёса любви». Nautilus Pompilius

Пара лебедей, подплывающие навстречу друг другу, в момент касания образуют форму сердца
pinterest button

Ну вот и закончился романтичный День всех влюблённых. Подарены цветы, конфеты, воздушные шары, отправлены валентинки (часто в форме сердечка) со стихами, любовными признаниями и пожеланиями.

Католики славили двух раннехристианских мучеников с именем Валентин: Валентина Интерамнского и Валентина Римского, по имени одного из которых назван праздник. Другие просто радовались Празднику Любви, вечному чувству.

Вот только в Саудовской Аравии как-то отнеслись не очень, людей с красными розами забирали в полицию:( Но и там есть ЛЮБОВЬ, я в этом уверен!

После праздника у меня остался только один вопрос, который не давал покоя, откуда произошло такое важное слово «ЛЮБОВЬ.

Европейская связь

Как всегда, лезу в этимологический словарь, и увы, разочарование (сами посмотрите в средней колонке). Анализ, который мы видим, ограничен территорией современных Европы и России и нашей эрой, как будто до этого не было и следов любви. Неубедительно!

Пытаемся всё-таки систематизировать эти знания и видим, что слова «любовь», «любить», «люб», «улыбаться», возможно, «лобзать», а также перевёртыши: «заблудиться», «блуд» и ..., созвучны словам 'love' в английском, 'liebe' в немецком, 'liefde' в голландском и «либа» (ליבע) в идише.

А вот в греческом оно звучит как «ага́пэ» (др. -греч. ἀγάπη). Впрочем, все это тоже ограничено Европой и относительно недавним прошлым. Что ж, будем разбираться. Методология известна — будем копаться в иврите и арабском и искать семитские корни светлого чувства.

Ивритская версия

Как на иврите любовь? Аhава (אַהַבָה). Какой корень? А-h-В (אהב). Что-то не очень похоже на «любовь». Если только на древне-греческую «агапэ», и то с натяжкой. Может как-то что-то изменилась в звуках? Посмотрим глаголы.

Инфинитив глагола «любить» звучит как «леэhов» (לֶאֱהוֹב), а «быть любимым» — «лэhеаhев» (לְהֵיָהֵב). Может звук  h звучал совсем неслышно и получилась «леэов», т.е. 'love', «любовь»? Нет, что-то неубедительно. Не получается с ивритским корнем А-h-В:(

Арабская версия

Обратимся к братскому арабскому языку. «Я хабиииби» — слышим мы, когда слушаем арабские песни. По арабски «любовь» будет «хубб» (حُبّ) или «махабба» (محبة). Если дословно перевести словосочетание «моя любовь», получится «хубби». Кстати, я больше, чем уверен, что слово «хобби» происходит от этого, но это другая история.

Мы ищем арабский корень «Х-Б-Б» в слове «любовь» (love, liebe). Может «Х» совсем неслышно произносилась и получилось «убб», а «л» в начале — какой-нибудь предлог? Нет, все это высосано из пальца. Арабская версия также рушится:( А как было бы красиво!

Ведь и на иврите, и на арабском, кроме продуктивных (основных) слов, означающих «любовь», есть и другие синонимичные. Например, в иврите есть слово «хиба» (חִיבָּה) «симпатия», «расположение» — от глагола «лэхабев» (לְחַבֵּב) — «питать симпатию», «любить». Это ведь один семитский корень с арабским «хубб»! И, наоборот, в арабском языке есть глагол и существительное «hава» (هوي), мн. «аhваа» (اهواء) — «любовь». Кстати, по арабски «хобби» будет «hавая» (هواية), от корня «любить» (это в поддержку этимологии слова «хобби).

Ну что, не получается, сдаемся? Нет, я не верю, чтобы такое базовое слово как «любовь» не имело в основе семитского корня. Не верю! Ищем дальше.

Ивритско-арабская любовь от сердца

Мы сделали ошибку. Не всегда надо пытаться прямолинейно найти слова в семитских языках, соответствующих искомому слову. Прежде всего надо определить корень исследуемого слова («зри в корень»), и тогда всё встанет на свои места.

Итак, слово «любовь». Здесь очевиден удвоенный корень (с одинаковыми 2-м и 3-им согласными звуками) — Л-Б-Б. Мы ведь помним, что звуки «б» и «в» одинаковые, поэтом слово «любовь» имеет корень Л-Б-Б(В). Вы скажите, что вторая Б(В) — суффикс или что-то ещё по аналогии с «морковь» и «свекровь». Я ставлю под сомнение эти аналогии, и доказать обратное вам будет затруднительно, время скрыло происхождение «в» в этих словах. Но, главное, это не имеет значение.

Смотрим корень Л-Б-Б в семитских словарях. Вот как бывает в жизни, ищешь одно, а находишь другое, ещё более интересное! В арабском словаре находим: «люб» (لبٌ) — «сердцевина», «середина»; «любаб» (لباب) — «душа», «сердце; и всё это от арабского глагола «лабба» (لبٌ) — «извлечь ядро», «ранить в сердце».

В арамейском языке находим значение этого корня: «либба» — «сердце». В эфиопском (геэз) находим «леб» — «сердце». Ивритский корень Л-В-В (לבב) имеет значение, связанное с «сердцем», «симпатией», «исходящим из сердца»: «лев» (לֵב), «левав» (לְבַב) — «сердце», «левави» (לְבָבִי) — «сердечный», «душевный», «либев (ליבב)  — «привлечь сердце», «возбудить любовь».

Но самое впечатляющее слово этого же корня — «либув» (ליבוב) — «привлекательность», «миловидность». Вот она Любовь! Плюс к этому, на сирийском диалекте есть слово «лябиби» (لبيبي), что означает «любимый».

Оказывается всё просто, русское слово «любовь», английское 'love', немецкое liebe происходят от семитского корня Л-Б(В) -Б(В), в частности, имеющим значение «сердце».

И здесь абсолютная логика, символ любви — СЕРДЦЕ. Слово «любовь» происходит от ивритского «левав» или арабского «любаб» с учётом поправок на разные произношения согласных «б» и «в» и естественным изменениям гласных.

Мы проделали серьёзную работу и заслужили подарок. Моя бабушка в таких случаях говорила: «Это — большое дело». Она терпимо относилась к моим лед-зеппелинам, но иногда просила поставить песню Джона Леннона 'Oh My Love'. Мне кажется, её уместно и сейчас послушать. 

Официальная этимология

Вариант 1

Русское «любовь» восходит через др. -рус. любы к праслав. *l'uby (тот же корень, что и у глагола «любить»).

Данное слово, так же, как и *kry «кровь», *svekry «свекровь» и многие другие, относилось к типу склонения на *-ū- .

Уже в древнерусском языке этот тип распался, лексемы, относящиеся к нему перешли в более продуктивные типы, тогда же форма именительного падежа была вытеснена первоначальной формой винительного падежа любовь (праслав. *l'ubъvь).

Существует также гипотеза о заимствованном характере данного слова в русском языке.

Вариант 2

Происходит от праслав. формы, от которой в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. любъ (др.-греч. ποθεινός), русск. любо, любо́й, лю́бый «дорогой», укр. лю́бий, словенск. ljȗb, ljúbа ж., чешск. libý «милый, любимый, приятный», стар. ľubý, польск., в.-луж., н.-луж. luby.

Отсюда любо́вь ж., укр. любо́в, др.-русск., ст.-слав. любы (род. п. любъве, др.-греч. ἀγάπη), сербохорв. љу́би, љу́бав, словенск. ljubȃv ж. «любовь».

Родственно лит. liaupsė̃ «почет; хвалебная песнь», liáupsinti «восхвалять», др.-инд. lúbhyati «желает», lōbhas «желание, жажда», lōbháyati «возбуждает желание», готск. liufs, др.-в.-нем. liob «дорогой, милый»; с другим вокализмом: др.-в.-нем. lоb ср. р. «хвала», готск. lubains ж. «надежда», galaubjan «верить», оск. loufir «vel», лат. lubet, libet «угодно», lubīdō, libīdō «(страстное) желание», алб. lарs «желаю, жажду».

Русск. любоде́й, прелюбоде́й заимств. из церк.-слав.: ст.-слав. любы дѣІАти, прѣлюбы дѣІАти — стар. вин. п. ед. ч. от любы. Использованы данные словаря М. Фасмера.