Ивритизация

Ивритизация  — придание словам ивритской формы, и смена имен и фамилий людей с иноязычных имен на ивритские имена и фамилии

«Всем, кто затрудняется сменить фамилию на ивритскую: обращайтесь в Отряд защитников языка.» Объявление в Тель-Авиве 1926 год
pinterest button

Ивритизация имен во времена ишува

Смена имен на ивритские началась уже в период ишува, зачастую при требовании этого, как большого символа отказа от «галутной тьмы» («тьмы ссылки»). В июле 1920 года Аба Шнелер находился во главе группы из 131 члена организации «Ха-шомер ха-цаир», которые приехали в Палестину из Польши. В ночь их прибытия в Палестину Шнелер собрал группу и потребовал от всех сжечь все паспорта и изменить имена, он сам изменил свое имя на Аба Хоши, впоследствии он стал мэром Хайфы.

Многие лидеры палестинского ишува переделали свои имена; так Давид Грин переделал свое имя в Давид Бен-Гурион (по имени Иосиф Бен — Гурион, лидера еврейской общины в Иерусалиме во время Великого восстания против римлян), Леви Эшколь-Школьник — в Леви Эшколь, Моше Черток — в Моше Шарет, Шнеур Залман Рубашов сменил свою фамилию на Шазар (аббревиатуру его имени и фамилии), Ицхак Шимшилевич — на Ицхак Бен-Цви (в честь отца), Обри Иван стал известен как Аба Эвен, Голда Меерсон стала Голдой Меир, а Шимон Перский — Шимоном Пересом.

Принудительная ивритизация имен

В 1944 году Ваад (Национальный совет) возложил на Мордехая Нимцабицкого руководство деятельностью и подготовкой для получения гражданства и смены имен на ивритские. Нимцабицкий предложил для ивритизации специальный орган (организацию) для иностранных фамилий, а именно установление стандартного ивритского имени (фамилии). Как личный пример ивритизации, он изменил свою фамилию на Нимцаби.

Во время Войны за независимость в Армии обороны Израиля была основана «Комиссия по ивритским именам», которую возглавил Мордехай Нимцаби. Комиссия опубликовала тысячи экземпляров брошюры «Выбери себе имя на иврите!», которая рекомендовала принуждать солдат менять их иностранные имена на имена с местным ароматом . Прямые указания выбрать себе имя на иврите были даны послам государства Израиль в других странах, высшим офицерам армии (указания им Бен-Гуриона были не в форме требований, но в форме рекомендаций), судьям и представителям государства Израиль в международных органах.

«Во время первого перемирия (1948 год) Бен-Гурион одновременно с назначением новых армейских генералов потребовал у них заменить их имена. Командир Пальмаха генерал Игаль Пайкович не отнесся серьезно к идее смены имени и не сменил имя на ивритское. Когда он пришел на церемонию, он выяснил, что Бен-Гурион решил сменить его имя на Игаль Гилади. Ему (Игалю Алону) это имя не понравилось, и он сменил его на Игаль Алон.» «В 1955 году Бен — Гурион — министр обороны, решил, что только военнослужащие с еврейскими именами могут представлять армию за рубежом. До 80-х годов в ЦАХАЛе была практика назначать полковников только с ивритскими именами».

Второй по счету начальник Общей службы безопасности «Шин-Бет» (ШАБАК) Изидор Рот, когда от него потребовалось сменить его родную фамилию на ивритскую, соответственно директиве, принятой для государственных служащих, продемонстрировал свое остроумие и сменил свое имя на имя Изи Дорот, и так он повиновался этому указанию, но без того, чтобы его имя слышалось по-другому. Другой путь, который использовался теми, кто хотел сохранить свое оригинальное имя, но были принуждены выполнять указание сменить свое имя, состоял в использовании двойных имен — одновременно оригинального имени и нового имени.

На каком-то определенном этапе это требование перестало действовать для работников государственной службы. Для волны эмиграции («алии») 1950-х годов была распространена практика присвоения им новых ивритских имен, много раз придание ивритских имен эмигрантам считалось фактором, способствующим их абсорбции. Франц Кишхонт, например, получил от сотрудника Еврейского агентства («Сохнута») имя Эфраим Кишон. По словам Кишона, чиновник Сохнута спросил его, каково его имя, и когда услышал ответ «Франц», сказал: «Эйн давар казе» — «Нет такой вещи в природе» и написал имя «Эфраим» и также поступил по отношению к его фамилии.

Писатель Аарон Аппельфельд, называемый в детстве Ирвин Аппельфельд, так рассказывал об изменении своего имени во время эмиграции в Израиль:

Писатель Исаак Ауэрбах-Орпаз описал, каким образом требовалось изменить свое имя на имя на иврите, незадолго до чтения его избранных рассказов на радио «Коль Исраэль»:

Смена своих имен на ивритские довольно редко происходила среди последней большой волны эмиграции («алии») из бывшего СССР в 1990-х годах, и многие из них сохранили в Израиле свои имена и фамилии. Волна эмиграции в государство Израиль эфиопов в 1990-х годах и в начале 21-го века вернулась к этой практике. Нужно отметить, что многие имена эмигрантов иностранные и труднопроизносимые для израильского языка, и поэтому иногда необходимо обеспечить еврейское имя эмигрантам для удобства его восприятия. Тем не менее, многие из эмигрантов сохранили свои собственные имена, как часть процесса сохранения своей идентичности, своей культуры и своей личности.

Ивритизация имен в литературе

На заре возрождения языка иврит было опубликовано несколько переводов книг с изменением имен героев на ивритские имена. Особенно запомнились в этом контексте переводы сочинений Шекспира переводчиком Исааком Силкинсоном, в которых «Ромео и Джульетта» превратились в «Ром и Яэль», а «Отелло» получил имя «Итиэль Ха-куши» («Негр Итиэль»). В более новом, чем эти переводы (Издательство «Мекорот», 1930 г.), издании, издатель Авраам Кахане написал в предисловии: «Мы увидели, что нужно вернуть доброе имя и восстановить личные имена героев, как в английском первоисточнике».

Книга Эриха Кестнера «Тридцать пятое мая», которая спустя много лет была заново переведена на иврит и издана в 1999 году, в переводе Михаэля Дака. Первая разница между переводами бросается в глаза: в то время, как в первом переводе имена героев переведены на иврит, во втором переводе они сохранены, как в немецком источнике. Герой книги, названный в первом переводе Дани, во втором переводе носит свое первоначальное имя Конрад, его дядя, названный в первом переводе Сабони («обмылок» — так израильтяне называли узников концлагерей), во втором переводе носит свое первоначальное имя Рейнглот. Нет сомнения, что второй перевод этой книги более соответствует оригиналу, но ценой уменьшения беглости чтения молодого еврейского читателя. Самым известным переименованием имен на ивритские остается история (сказка) «Ами и Тами», в первоисточнике — «Гензель и Гретель».

Последние годы

(из статьи Hebraization of surnames)

Эта тенденция со временем корректируется, особенно после создания государства Израиль и после установления иврита повседневным языком общения. Тем не менее, даже сегодня, люди продолжают ивритизировать свои фамилии, особенно те, кто служит в Армии обороны Израиля и в израильских дипломатических миссиях, представляющих государство Израиль за рубежом.

Кроме того, из-за возникшей напряженности в отношениях между различными еврейскими этническими группами, некоторые хотели дисидентифицироваться от «стигматизации» своей этнической группы или слиться в «коллективной израильской идентичности» и поэтому у них открывается желание ивритизироваться.

Также существует тенденция возвращения к своим корням и сохранения традиций, уникальных для каждой этнической группы. В рамках этого желания тех, кто хочет вернуться к своим корням, появляются люди, которые повторно принимают свою семейную фамилию, отброшенную ранее ради «Исраэлизации», такие как израильский писатель Ицхак Орпаз, который восстановил первоначальную фамилию его семьи «Авербух».

Большая волна иммиграции из бывшего Советского Союза с 1990 года ясно имела эффект ослабления практики ивритизации имен и фамилий — как часть отмеченной общей тенденции этих иммигрантов цепляться за их особенную русскую языковую и культурную самобытности. Сознательным примером такого рода является (по состоянию на конец 2010 года) новый израильский министр туризма Стас Мисежников. Хотя он является откровенным израильским националистом по другим вопросам, Мисежников не чувствуем себя обязанными изменить свою четко славянскую фамилию (и его не менее славянское имя), и на него не было никакого общественного давления так поступить — как было бы на любого израильского министра в течение первого десятилетия страны.

Ивритизация

ивр. עברות‎

Методы ивритизации

Многие сменившие свои собственные имена и фамилии на новые ивритские выбрали способ, как это сделать, исходя из принципа сохранения связи между новым именем и фамилией на иврите и старым, исходным именем и фамилией. Это делалось несколькими способами: — буквальный перевод имени и фамилии. Пример: лексикограф (составитель словарей) Авраам Розенштейн, когда был вынужден менять свою фамилию, выбрал себе фамилию Эвен-Шошан. — выбор имени и фамилии на иврите с максимально возможным сохранением звучания своего собственного старого имени и фамилии. Пример: Иван Обри сменил свое имя и и фамилию на Аба Эвен. — смена всего своего собственного имени и фамилии на ивритское. Пример: фамилия Розенталь заменена на Рон-Таль.

Другие способы: — принятие имени в память умершего близкого родственника: как например, Бен Хаим, Ахи Ицхак, Ави Шмуэль, Авнери, Ицхаки, Аарон. — просто красивое еврейское имя, никак не связанное со своим собственным. — имя города или района проживания. Пример: Хульдаи, Шарон.

Ивритизация наименований городов и поселений

Многие города и поселения в Израиле названы по личным именам людей. Не всегда у этих людей были ивритские имена, иногда городам и поселениям давали имена иностранцев, например, Кфар Трумэн назван в честь иностранца Гарри Трумэна. Правительственная комиссия по именам обычно противостояла этому — сдерживало присвоение иностранных имен названиям городов, и в других случаях жители поселения резко выступали против его иностранного имени. Пример этого — с поселением Нецер Серени, которое получило свое имя с резким противостоянием с правительственной комиссией по именам, а также с противостоянием с жителями Зарита сменить имя их поселения на «Кфар Розенфельд».

Решение этих проблем иногда происходило в форме ивритизации иностранных имен. Ярким примером этого является название поселения Тель Шахар, названное первоначально по имени Генри Моргентау-мл., и представляющее сейчас собой ивритизацию этого имени. Поселение «Пи нар», более известное под именем «Нофит», было названо в честь Людвига Пинера. Кроме этого, поселение «Кохав-Яир» названо в память Авраама (Яира) Штерна, руководителя организации «Лехи». Поселение Мицпе-Авив на севере Израиля названо в честь географа Авраама Якова Бравера. Ивритизация имен поселений производилась также в отношении поселений, названных именами иностранных городов. Поселение Кирьят-Малахи названо в честь американского города Лос-Анджелеса, поселение Май Ами — в честь американского города Майами в штате Флорида.

Оппоненты ивритизации

(из статьи Hebraization of surnames)

Наряду с восторженными сторонниками и тех, кто призвал евреев, которые жили в Земле Израиля, изменить свою фамилию на ивритскую, были и противники этого процесса, которые видели в этом стирание части еврейской истории.

Одним из противников ивритизации фамилий был Мозес Кальвари (Moses Calvary), писатель и педагог. Он родился в Германии 1883 года, получил традиционное, общее и раввинское образование. Он был членом Ахдут ха-Авода, педагогом в своем поселении Меир Shafia, соучредителем Еврейской гимназии в Иерусалиме и педагогом в школе «Ahava» в своем поселении Кирьят-Бялик. Он писал статьи на иврите и немецком языках. Мозес Кальвари (Moses Calvary), умер в 1944 году.


«Ицхак Бен-Цви требует, чтобы мы дисквалифицировали все иностранные имена, которые были с нами. Его предположение, что наша иммиграция в Эрец-Исраэль является революционным актом, возвращает к одному из истоков. Поэтому сотрем память диаспоры так, что престол будет возвращен к древним временам, в упаковке наших имен в конверте нашего языка. У меня есть сомнения, что это усердие является целесообразным. Наши имена часть — значительная часть — нашей истории. Носители исторических имен ещё живы и находятся среди нас; имена деятелей, которыми отмечена наша история -такие имена, как Sasportas или Benbenisti, Abrabanel или Don Yehia, Rappaport или Eibeschitz — у нас нет причин удалять эту летопись из нашей национальной жизни. Давайте сохраним веру наших отцов также и в нашем возрождении. Не предавайте нашу память радикальной акцией; и этот текст относятся не только к известным людям: разнообразие наших имен является признаком нашей красочной истории, двухтысячелетней истории, чьи следы не могут быть уничтожены одним движением руки.»

Мозес Кальвари (Moses Calvary) в статье Between Sowing and Harvest, p. 339

Некоторые люди были эмоционально привязаны к своим фамилиям диаспоры, по таким причинам, как дворянское происхождение (иврит: יִחוּס Yichus), или из-за желания продолжать идентифицировать себя со своей этнической группой. Известна история одного израильского дипломата, который сказал Давиду Бен-Гуриону: «Я изменю свое имя, если Вы сможете найти мне хоть одного не-еврея по фамилии Лифшиц». Другие имели ивритские фамилии с самого начала.

Разногласия по поводу ивритизации фамилий продолжаются. Многие люди изменили свои фамилии, такие, как Игаль Сукенник который изменил свою фамилию на Игаль Ядин, и Леви Школьник, который изменил её на Леви Эшколь. Другие сохранили свои иностранные фамилии, такие как Хаим Вейцман и Шимон Агранат.