Моше Шарет

Главное достижение Моше Шарета — это развитие стратегии и тактики современной израильской дипломатии. Он посвятил 25 лет своей жизни воспитанию плеяды профессиональных израильских дипломатов.

Полимерная банкнота достоинством 20 новых шекелей 2008 г. выпуска с красной надписью «60 лет Государству Израиль»(банкноты с данной надписью выпущены в ограниченной серии), посвящённая Моше Шарету
pinterest button

Моше Шарет — первый в истории Израиля министр иностранных дел и второй премьер-министр Израиля (в 1954—55, между каденциями Давида Бен-Гуриона).

Рождение, ранние годы

Моше Черток родился в Херсоне, Российской империи в еврейской семье. Отец — Яков Черток, один из первых активистов БИЛУ, обучил своего сына ивриту и привил любовь к Эрец-Исраэль.

В 1906 г. семья репатриируется в Палестину, находящуюся в те времена под турецким мандатом и селится в арабском селе Эйн-Синия (Самария). За два года Моше хорошо знакомится с жизнью и обычаями местных жителей, учится арабскому языку.

В 1908 г. семья переезжает в Яффо в квартал Ахузат-Баит который стал первым кварталом нового города Тель-Авив. Моше поступает в тель-авивскую гимназию «Герцлия» и успешно завершает свою учёбу.

Становление

По праву подданного Османской империи, в 1913 г. поступает на юридический факультет Стамбульского университета изучать право. В тот же период там учатся Давид Бен-Гурион и Ицхак Бен-Цви.

С началом Первой мировой войны добровольно идёт в турецкую армию и служит там офицером-переводчиком сначала в Македонии, а за тем, благодаря знанию языков, у командующего германскими войсками в Эрец-Исраэль. По окончании войны в 1919 г. Моше Черток поступает на работу в секретариат Сионистской комиссии, образованной решением правительства Великобритании как консультативный орган при британской администрации в Палестине по всем делам, касающимся евреев и могущим повлиять на создание национального очага для еврейского народа. Тогда же, вступает в сионистскую социалистическую рабочую партию в Эрец-Исраэль — «Ахдут ха-авода».

С 1920 по 1925 гг. Черток учится в Лондонской школе экономических и политических наук, активно участвовует в деятельности британского отделения Поалей Цион.

В 1925 г. Моше Черток возвращается в Эрец-Исраэль и работает в газете «Давар» у Берла Кацнельсона.

С 1929 по 1931 гг. Черток — редактор еженедельного приложения к этой газете на английском языке.

Карьера политика

Его политическая карьера началась в 1931 г.

Моше Черток назначается секретарём политического отдела Еврейского Агентства — «Сохнут» и заместителем Хаима Арлозорова. А после гибели Арлозорова в 1933 г. становится начальником политического отдела Сохнута. В то время Еврейское Агентство Сохнут фактически носило функции министерства иностранных дел всего ишува Эрец-Исраэль. Этот пост он занимал вплоть до провозглашения независимости государства Израиль в 1948 г.

Моше Черток много контактирует с управением Британского мандата, посредничает в контактах с различными сионистскими движениями, сотрудничает с местными властями в целях укрепления ишува.

Во время арабских бунтов с 1936 по 1939 гг. инициирует приём евреев в британскую полицию.

С началом Второй мировой войны был инициатором движения за создание Еврейских бригад в британской армии. При его посредничестве в 1941 г. бойцы Пальмаха участвовали в подготовке вторжения британских войск в Сирию и Ливан, отправлялись группы парашютистов за линию фронта в Европу, для организации там еврейского антинацистского сопротивления.

Однако, по окончании войны поддерживал вооружённое, хоть и ограниченное противодействие Хаганы британским властям. За это в 1946 г. он был арестован и вместе с другими руководителями сопротивления заключён в тюрьму Латрун, где провёл 4 месяца.

После Второй мировой войны Черток придаёт важное значение политической борьбе в ООН и прилагает все усилия к принятию плана раздела Палестины и созданию еврейского государства.

Джордж Маршалл, в то время государственный секретарь Соединенных Штатов Америки, предостерегал его и других лидеров ишува от одностороннего провозглашения независимости еврейского государства.

На государственной службе

Черток стал одним из авторов Декларации Независимости, которую он подписал вместе с другими лидерами ишува 14 мая 1948 г. в Тель-Авиве, — Декларации о провозглашении государства Израиль.

Сразу после этого Моше Черток назначается министром иностранных дел и меняет свою фамилию на Шарет, что в переводе с иврита означает «Служитель Его, человек, выполняющий свой долг». По созвучию она тоже была близка к его прежней фамилии, и с тех пор все дипломатические документы он уже подписывал как Шарет.

На этой должности он много и успешно работает. Именно благодаря его усилиям, личному обаянию, ораторскому искусству(он совершенно свободно владел восемью языками), умению убеждать оппонентов, были установлены официальные внешнеполитические отношения со многими странами Европы, Азии, Африки и Америки, со многими из них налажены внешнеторговые связи.

Моше Шарет много выступал в ООН и в других международных организациях, на всемирных и региональных форумах где неизменно отстаивал жизненно важные интересы еврейского государства.

Телеграмма Молотову

Советский Союз первым среди всех стран мира, через два дня после провозглашения, признал де-юре государство Израиль (17 мая 1948); США же признали Израиль ограниченно — де-факто.

Шарет в первой же официальной телеграмме Израиля на имя министра иностранных дел СССР В. Молотова выразил «глубокую признательность и уважение народа Израиля за стойкую позицию, занятую советской делегацией в ООН, в поддержку образования независимого и суверенного еврейского государства».

Отношения с Давидом Бен-Гурионом

К началу 1950-х отношение Моше Шарета с Давидом Бен-Гурионом серьёзно осложнились.

Бен-Гурион, будучи бесспорным национальным лидером и «отцом нации», относился весьма критически к позиции Шарета, к его, как он считал, чрезмерной осторожности, к тому, что он предпочитал трудные и малоперспективные переговоры методам активного отпора агрессивным и враждебным акциям противников Израиля. А позиция Шарета отличалась откровенным неприятием того, что он называл «сверхактивизмом» Бен-Гуриона, в особенности проводимых по его указанию (как главы правительства и министра обороны) вооруженными силами страны частых акций возмездия и превентивных операций против баз террористов в приграничных местностях соседних государств, поощрявших и поддерживавших арабский террор.

Бен-Гурион не мог простить Шарету такой серьёзный внешнеполитический шаг, как отклонение в 1950 г. предложения маоистского Китая установить с Израилем нормальные дипломатические отношения. Шарет тогда опасался отрицательной реакции США.

С другой стороны, Шарет сопротивлялся присоединению Израиля к странам Запада в начавшейся уже в конце 1940-х «Холодной войне» с Советским Союзом. Шарет объяснял это опасениями потерять поддержку со стороны последнего.

Однако, в партийных кругах Шарет пользовался неизменным авторитетом, и хотя Давид Бен-Гурион накануне своей первой отставки из правительства в конце 1953 г. рекомендовал в качестве своего преемника Леви Эшколя, именно Шарет был избран главой правительства.

Отношения между ними так толком и не наладились. Даже много лет спустя, в 1965 г., тяжело больной, прикованный к инвалидному креслу Моше Шарет прибыл на заседание партии «МАПАЙ» чтобы обрушиться с резкой критикой на Давида Бен-Гуриона.

Неудачи

На посту главы правительства Моше Шарет пробыл почти два года — с 25 января 1954 г. по 3 ноября 1955 г., но не сумел получить достаточную поддержку со стороны многих членов кабинета. А его отношения с высшим армейским командованием (начальник Генерального штаба Моше Даян) и руководством системы безопасности страны (министр обороны Пинхас Лавон), стали в те времена притчей во языцех. Доходило до того, что масштабы и подлинные цели проводимых военных операций становились известны Шарету только после их завершения, иногда даже из сообщений по радио. А провал операции военной разведки Израиля в Египте нанёс серьёзный урон Шарету как государственному лидеру.

Суть дела была в том, что организованная израильскими секретными службами группа еврейской молодежи занималась диверсионной деятельностью, в т. ч. против американских учреждений в Египте, с целью испортить отношения этой страны с США. Разразившийся в связи с этим в июле 1955 г. внутриполитический кризис, известный как «Дело Лавона», выявил, помимо прочего, что глава правительства Шарет не только не давал согласия на эту операцию, но не был даже осведомлен о ней. Пинхас Лавон был освобождён от должности, а Шарет пригласил на освободившийся пост министра обороны Бен-Гуриона.

Давид Бен-Гурион, 26 июля 1955 г., после выборов в Кнессет 3-го созыва сформировал правительство и предложил Шарету портфель министра иностранных дел. Но уже через несколько месяцев он в ультимативной форме потребовал, чтобы Шарет вышел в отставку. Моше Шарет ушел из правительства, но оставался членом Кнессета и продолжил активную деятельность в партии «МАПАЙ».

Личная жизнь

Моше Шарет был женат на Ципоре Мейеровой. У них родились двое сыновей и дочь.

Среди его родственников известные в Израиле общественные и государственные деятели — Элиягу Голомб, Дов Хоз, Шауль Авигур (брат Ципоры Мейеровой). Его племянник — Давид Голомб (сын Элиягу Голомба) был членом Кнессета.

Последние годы жизни

В 1961 г. Шарет принял предложение возглавить исполком Еврейского агентства, вернулся к активной политической деятельности, старательно укреплял и развивал связи Израиля с еврейскими общинами многих стран, где его всегда принимали с большим почетом. Последние годы жизни он посвятил литературному труду, был также директором издательства «Ам овед».

Смерть

7 июля 1965 г. Моше Шарет скончался в Иерусалиме. По его завещанию похоронен в Тель-Авиве на кладбище «Трумпельдор».

Годы жизни: 16 октября 1894 — 7 июля 1965

Сайт: Электронная еврейская энциклопедия

Полезная информация

Моше Шарет,
урожд. Моисей Черток или Шерток
ивр. משה שרת, משה שרתוק
араб. موشيه شاريت
англ. Moshe Sharett

Из воспоминаний

С патетикой

…8-го мая 1948 года. До провозглашения государства оставалось шесть дней. В Госдепартаменте Соединённых Штатов встретились госсекретарь Америки Джордж Маршалл и видный политический деятель еврейского ишува Моше Шарет. Их диалог был коротким и драматичным. Джордж Маршалл изложил позицию Америки: «Мы требуем отсрочить провозглашение государства на три месяца и согласиться на прекращение огня.»

Моше Шарет ответил: «Если мы пойдём на это, не будучи уверенными, что по истечении назначенного срока государство будет создано, нам придётся держать ответ перед еврейской историей».

— Начнётся война и вы попадёте в большую беду — не приходите тогда жаловаться, — последовало резкое предупреждение.

Реакция Моше Шарета была сдержанной и полной внутреннего достоинства:

— Правительство Соединённых Штатов проголосовало за Израиль, и мы никогда этого не забудем, но в войне мы сражались в одиночку, без всякой помощи. Вы отказались предоставить нам оружие, военный инструктаж и даже стальные листы для обшивки гражданских автобусов. Теперь мы не просим помощи, мы просим лишь прекратить вмешательство в наши дела…

— Михаэль Бар-Зоар

Без патетики

Он (Шарет) был весьма озабочен, даже испуган реакцией американцев и по приезде в Тель-Авив 12 мая, немедленно рассказал обо всём Давиду Бен-Гуриону, которому на следующий день предстояло голосование в Национальном совете Ишува.

На повестке единственный вопрос — провозглашать независимое государство или нет. Бен-Гурион запер Моше Шарета в комнату, и не выпускал его до тех пор, пока тот не поклялся ему лично (они были близкие друзья), что ни слова не расскажет остальным членам Национального совета о позиции США.

Шарет слово сдержал. Голосование закончилось победой Бен-Гуриона: 6 — «за», 4 — «против». Не сомневаюсь, что, если бы Моше Шарет не сдержал свое слово, результаты голосования было бы другими.

— Соломон Динкевич

Творчество

Интересы Моше Шарета не исчерпывались политикой. Он занимался развитием и совершенствованием системы воспитания и образования в стране, уделял много внимания языку иврит в новой литературе.

Шарет обладал литературным даром. Среди его работ: «Из скитаний по Азии», путевые заметки; 1957; «В преддверии нации», сборник речей в период 1946-49 гг.; 1958); «Речи о сионизме», 1966; «Светильники, которые угасли», речи и статьи об ушедших из жизни национальных, политических и военных деятелях; 1969).

Уже после его смерти были изданы его дневники, также вышла в свет книга поэтических переводов Шарета.

Память

В Израиле создано общественное объединение по изучению наследия Моше Шарета.

Его именем азваны улицы бульвары и даже целые районы во многих городах Израиля.

В 1987 г. в Израиле выпущена банкнота достоинством 20 новых шекелей, на аверсе которой изображён Моше Шарет во время церемонии первого поднятия израильского флага у здания ООН.

Через 11 лет, в 1998 г., банк Израиля выпустил новую версию банкноты достоинством 20 новых шекелей. При увеличении на аверсе можно разглядеть, что портрет состоит из многократно повторяющихся двух букв еврейского алфавита, являющихся инициалами Моше Шарета. Напечатанный слева от портрета текст — выдержка из речи, произнесенной Моше Шаретом перед зданием ООН 12 мая 1949 г.

На реверсе банкноты показаны добровольцы, вступающие в Еврейскую бригаду. На фоне этого изображения приведен текст выступления Моше Шарета по радио в мае 1944 г. после его посещения Еврейской бригады, сражающейся в Италии. В верхней части изображена сторожевая башня одного из еврейских поселений периода 1936-39 гг. В то время Моше Шарет внес большой вклад в образование этих поселений.

В 2008 г. выпущена третья версия банкноты. Она в точности повторяет предыдущую с той только разницей, что напечатана не на бумаге, а на специальном прочном пластике.