Учение хасидизма

Хасидизм создал новую модель набожного еврея, в которой эмоции и религиозный восторг преобладали над логикой и ритуалами, а религиозная экзальтация над учёностью.

Адмуры-хасиды в городе Бней-Брак
pinterest button

Согласно учению хасидов, Бог по своей природе добрый, а не карающий. Человек является центром творения. Бешт учил, что простэ ид (буквально: простой еврей) любезней Богу, чем тысяча толковников.

Вероучение хасидов основано на талмудических и каббалистических толкованиях Торы с большим количеством мистических и экстатических элементов, выражавшихся в стремлении к тесной связи с Богом через выражение восторга, через песни и танцы.

Хасидизм считает достижение веселья фундаментальным принципом религиозной практики. В отличие от нехасидских практик, хасидизм придаёт большое значение молитве как средству общения с Богом.

Другой фундаментальный принцип учения хасидизма — всеобщее божественное присутствие в мире, он базируется на каббалистических идеях о том, что Бог рассеял искры творения среди всего сущего. Впрочем, в разных версиях хасидизма учение об искрах толкуется по-разному.

Ещё один важный принцип учения хасидизма — двэкут, сопричастность человека и божественного, выраженная в догматах о постоянном божественном наблюдении за делами каждого отдельного человека. Частью такого учения является тезис о том, что не только божественная воля определяет дела человеческие, но и человеческая воля влияет на божественное действие.

Одна из главных особенностей учения хасидизма — вера в особую мистическую связь между хасидами и их духовным лидером цадиком или рeбе, должность и титул которого передаются по наследству.

С самого начала хасидизм не был однородным движением и состоял из различных групп, объединявшихся вокруг лидера («цадика», адмора или ребе), часто конкурировавших и враждовавших между собой «дворов» и династий.

Цадикизм

Рабби Элимелех из Лежайска выработал принцип цадикизмa o том, что хасидский цадик (букв. праведник) или ребе посредничает между простым народом и Богом, и так как Бог посылает людям через него жизнь, детей и здоровье, то людям надлежит содержать цадика, предоставлять ему материальную поддержку (ивр. פדיונים‎, пидйоним), чтобы святой человек мог посвятить себя общению с Богом.

Считается, что цадик (ребе) «благословляет землю, излечивает больных, излечивает от бесплодия». Место цадика или ребе передавалось по наследству по мужской линии, хотя на практике наследовали титул племянники, зятья, а то и верные ученики.

Такая практика приводила к частым расколам. Примеров таких расколов множество. Из последних — разгоревшаяся сразу после смерти Сатмарского рабби Мойше Тейтельбойма и битва между его сыновьями р. Аароном и р. Залманом в Бруклине.

Молитва и пути служения

Хасидская молитвенная практика помогает медитации, сопровождается характерным пением без слов, резкими телодвижениями. Хасидские молитвы сопровождаются мелодиями (нигун), ставшими хорошо известными благодаря клезмерской музыке.

По большей части хасиды придерживаются нусаха (молитвенный стиль) «Сфарад» (не путать с нусах сефардов), который отличается от ашкеназского нусаха, изменениями, которые основываются на учении каббалиста XVII в. рабби Ицхак Лурия (Аризал).

Некоторые из хасидов (в основном — любавичские хасиды) используют нусах, называемый нусах Ари. Как и все ортодоксальные евреи, хасиды молятся на иврите (немногочисленные вставки — на арамейском языке), подавляющее большинство придерживаются одной из разновидностей ашкеназийского произношения.

Во многих хасидских группах принято проводить обучение на идише.

Хасиды рассматривают молитву как одну из наиболее важных религиозных практик. Характерная особенность хасидских молитв, вызывающая ожесточенное сопротивление в нехасидских ортодоксальных кругах, — почти полный отказ от традиционного молитвенного расписания (зманим), особенно для утренней молитвы.

Есть и другие хасидские особенности молитвы, в которых критики (не столь ожесточенные, впрочем, как 200 лет назад) видят нарушения законов Галахи.

Некоторые идеологи реформистского, консервативного и реконструктивистского иудаизма утверждают, что элементы хасидских обрядов широко вошли в их практику. Сами хасиды категорически с этим не согласны, и отказываются иметь что-то общее с неортодоксальными направлениями.