Седьмой канал

Седьмой канал — израильская радиостанция и Новостной сайт на иврите, английском, испанском, французском и русском языках.

7 канал
pinterest button

Начал работу в 1988 г. как пиратская оффшорная радиостанция, вещавшая из нейтральных вод на израильских радиочастотах.

В феврале 1999 г. Кнессет принял закон, легализирующий ее работу и освобождающий от ответственности ее руководство за нелегальное вещание в прошлом.

Однако это решение было оспорено левыми организациями, в результате чего в марте 2002 г. Верховный суд (БАГАЦ) аннулировал принятый Кнессетом закон.

В конце 2003 г., согласно решению суда, руководители и работники радиостанции были приговорены к небольшим срокам заключения и штрафам за нелегальное вещание в период с 1995 по 1998 гг., и прекратили радиовещание, переведя его в интернет.

В последующем они были помилованы президентом Израиля.

В 2007 г. группа, включающая бывших сотрудников «Седьмого канала», выиграла конкурс на создание новой радиостанции.

В феврале 2010 г., после того, как БАГАЦ отклонил несколько апелляций от противников канала, радиостанция вышла в эфир под названием «Галей Исраэль».

История

«Седьмой канал» начал работу в 1988 г. как пиратская оффшорная радиостанция, вещавшая из нейтральных вод на израильских радиочастотах, — как альтернатива некорректному, по мнению ее создателей, освещению событий в стране легальными радиостанциями.

Прототипом для «Седьмого канала» стала пиратская оффшорная радиостанция «Голос Мира», вещавшая из нейтральных вод вблизи Тель-Авива в течение 20 лет с мая 1973 по ноябрь 1993 г.

За все годы ее вещания никаких санкций со стороны государственных израильских служб в отношении этой радиостанции предпринято не было. Более того, представители левого лагеря предпринимали усилия по ее легализации, приводя в качестве аргументов наличие аудитории и коммерческий успех этой радиостанции в течение нескольких лет.

По мнению редакции газеты Jerusalem Post, радиостанция «Голос Мира» не получила лицензию на вещание только из-за личных и финансовых проблем её руководителя Эбби Натана.

Сам Натан несколько раз подвергался тюремному заключению за нарушение действовавшего до 1993 г. «Закона о запрещении контактов с враждебными государствами и Организацией освобождения Палестины (ООП)».

В 1993 г., после заключения Соглашений в Осло, Натан решил прекратить деятельность радиостанции. В июле 1994 г. он передал её передатчик мощностью 25 кВт радиостанции «Голос Палестины» в Иерихоне.

Основателями радиостанции «Седьмой канал» стали супруги Шуламит и Залман Меламед (руководитель иешивы в Бейт-Эле), Яков («Кацеле») Кац и Йоэль Цур. После решения многих организационных и финансовых вопросов, в Греции был закуплен корабль, получивший новое имя «Эрец ха-Цви».

В октябре 1988 г. новая радиостанция вышла в эфир, а уже в декабре 1989 г., согласно опросу слушателей, проведенному институтом Телесекер, «Седьмой канал» приблизился по рейтингу к радио Решет Бет и обошёл «Голос мира».

До 1993 г. радиостанции «Седьмой канал» и «Голос мира» вели вещание параллельно. Уже после того, как «Голос мира» прекратил свое вещание, было принято решение правительства о расширении границы территориальных вод Израиля с 6 до 12 миль, что привело к значительному ослаблению мощности сигнала, достигающего района Иерусалима.

31 июля 1995 г. (каденция правительства Ицхака Рабина — «Авода»), на корабле «Седьмого канала», находившемся в порту Ашдода для проведения заранее объявленных ремонтных работ с прекращением вещания, был проведен рейд полиции. В числе прочего, было конфисковано оборудование для вещания.

Рейд стал результатом принятых Кнессетом законов, запрещающих деятельность нелицензионных радио и телестанций. Пресс-секретарь правительства заявил, что если бы вещание радио «Голос мира», продолжалось в 1995 г., она бы тоже подверглась подобным санкциям. Рейд вызвал возмущение депутатов Кнессета — как среди сторонников «Седьмого канала», так и среди его критиков.

Лидер оппозиции Нетанияху (Ликуд) посетил корабль, его визит был показан всеми СМИ. После рейда станция получила многочисленные предложения о помощи, были закуплены новые передатчики, и 7 августа 1995 г. вещание было возобновлено.

После того, как в 1996 г. к власти пришло правительство Ликуда во главе с Биньямином Нетаниягу, была назначена комиссия Пеледа, рекомендовавшая в июне 1997 г. ослабить «жесткий контроль, осуществляемый правительством над радио и телевещанием. Комиссия исходила, в частности, из того, что современные цифровые технологии снимают технические ограничения на количество радиостанций и позволяют вести вещание более чем 150 станциям одновременно.

В феврале 1999 г. Кнессет принял закон, легализировавший работу Седьмого Канала и освобождающий от ответственности её руководство за нелегальное вешание в прошлом. Однако депутаты Кнессета Эйтан Кабель (Авода) и Хаим Орон (Мерец) подали заявление в Верховный суд с просьбой отменить этот закон. Председатель партии Мерец Йоси Сарид назвал принятие закона «типичным для поселенцев столкновением с законом». Представитель Палестинской администрации (ПНА) Саеб Арикат назвал решение Кнессета «опасным и способствующим террору против ПНА».

В марте 2002 г. БАГАЦ отменил принятый Кнессетом закон, а в октябре 2003 г. кабинет Ариэля Шарона (Ликуд) по инициативе министра юстиции Томи Лапида (Шинуй) 11 голосами против 6 принял решение по правительственному законопроекту о расширении полномочий полиции и запрете на рекламу для нелицензионных (пиратских) радиостанций.

Против решения были министры Узи Ландау, Исраэль Кац (Ликуд), Эффи Эйтам, Звулун Орлев (Мафдал), Авигдор Либерман и замминистра Цви Гендель („Национальное единство“).

В ходе заседания Лапид заявил:

В ходе последующего обсуждения закона в Кнессете депутат от партии Национальное единство предложил передать Седьмому каналу одну из частот, отданные каналам ПНА после Соглашений в Осло, которые «используются ею для антисемитской пропаганды и подстрекательства».

20 октября 2003 г. Иерусалимский мировой суд принял решение по иску, поданному в 1998 г. прокуратурой после жалоб представителей левого лагеря, и признал виновными членов руководства, журналистов и технических работников радиостанции в нелегальном вещании в период с 1995 по 1998 г.

29 декабря 2003 г. они были приговорены к различным (до 6 месяцев и 6 месяцев условно) срокам тюремного заключения, исправительным работам и крупным денежным штрафам за нелегальное вещание в период с 1995 по 1998 г.

Тюремное заключение могло быть заменено исправительными работами. Компании «Аруц шева» и «Эрец ха-цви» были оштрафованы на 150 тысяч шекелей каждая. По определению суда руководителей радиостанции обвинили в нарушении „телеграфного закона“, установленного еще во времена британского мандата. В последующем президент Израиля Моше Кацав помиловал осужденных по этому делу.

В соответствии с решением суда, радиотрансляция «Седьмого канала» была прекращена 20 октября 2003 г. Передачи канала были продолжены в интернете и по телефону.

Закрытие «Седьмого канала» вызвало бурную полемику в стране. Сотни тысяч его регулярных слушателей — как считавшие, что официально признанные радиостанции «Коль Исраэль» и «Галей Цахаль» неадекватно представляют их взгляды, так и те, кто хотел услышать альтернативный источник информации, остались без него .

Закрытие «Седьмого канала» и свобода слова

Многие источники считают, что закрытие радиостанции «Седьмой канал» сильно повлияло на состояние свободы слова в Израиле.
Согласно статье Идо Пората и его соавтора, те, кто возлагал на государственное радио не просто роль рядового игрока на рынке идей, а носителя объединяющих общество идеалов, видели в «Седьмом канале» национальную идеологическую радиостанцию, угрожавшую патернализму госрадио.
Они полагали, что госрадио так же необходимо для функционирования израильской демократии, как полиция или судебная система. Их оппоненты утверждали, что демократии угрожают отсутствие плюрализма, монополия государства на новостные передачи и уклон госрадио влево.

Доктор Ицхак Клайн сказал в интервью, что прекращение вещания «Седьмого канала» вызывает тревогу, так как речь идёт о свободе слова:

Эли Поллак и Исраэль Мейдад отметили в своей статье, что «Закон о беспроволочном телеграфе» был просто поводом для того, чтобы прикрыть независимый источник новостей, а истинной проблемой является нарушение свободы слова.

Когда в 1999 г. законодатель принял поправку к «Закону о Безеке», позволившую легализовать вещание «Седьмого канала», против него были поданы иски в Верховный суд с требованием отменить новый закон.

Речь шла о закрытии СМИ, так как в условиях полицейских рейдов против радиостанции, судебного преследования и готовившегося законопроекта против пиратских вещателей отсутствие легализации могло означать только закрытие станции.

Верховный суд отменил принятый Кнессетом закон, установив, что он противоречит Основному закону о свободе деятельности. В этом решении суда никто даже не упомянул о свободе слова.

Закрытие «Седьмого канала» после рекомендации комиссии Пеледа об «открытом эфире» и легализации работы радиостанции Кнессетом потрясло многих граждан страны. Лауреат Нобелевской премии Исраэль Ауман, воспитывавшийся в США и называющий себя горячим сторонником свободы слова, высказал свое мнение об этом событии такими словами:

Накануне закрытия «Седьмой канал» был хотя и пиратской (не по своей воле ), но альтернативной радиостанцией. С её закрытием, по данным Института экономики переходного периода, радио-рынок Израиля в корне изменился: если прежде в нём была одна крупная оппозиционная радиостанция, то после закрытия «Седьмого канала» рынок остался без таких радиостанций. Институт также отметил, что на рынке вещательных СМ:

Журналисты и редакторы о закрытии канала

Министр юстиции Йосеф (Томи) Лапид (сам пришедший в политику из журналистики), принял активное участие в закрытии «Седьмого канала». Однако многие журналисты и редакторы сочли закрытие канала наступлением на свободу слова и борьбой с инакомыслием в стране.

Главный редактор газеты «Маарив» Амнон Данкнер предложил найти законный путь, чтобы обеспечить вещание «Седьмого канала». Он объяснил свою позицию тем, что:

Журналист Первого израильского телеканала и Коль Исраэль Яаков Ахимеир сказал по поводу закрытия радиоканала, что каким бы ни было решение суда, все граждане Израиля должны соблюдать его.

Исраэль Харель, публицист и бывший редактор журнала «Некуда», сказал, что основатели „Седьмого канала“ дали право голоса тем, кто раньше не имел свою трибуну, и для многих радиослушателей канал стал их «духовным домом». Он также предупредил, что процесс закрытия канала

Главный редактор газеты «Ха-Цофе» Гонен Гинат особо резко критиковал:

Журналистка Шели Яхимович, позже ставшая депутатом Кнессета от партии «Авода», обратила внимание на то, что сто тридцать других действующих пиратских радиостанций, а также вещавший в прошлом «Голос мира» не преследовались так, как «Седьмой канал».

Шели Яхимович отметила, что даже с точки зрения конкуренции у радиостанции было право на существование. Она объяснила это тем, что читатели закрывшихся в прошлом газет могли найти им замену, однако у сотен тысяч радиослушателей «Седьмого канала», согласно мнению Яхимович, нет альтернативного радио.

Журналист Второго и Десятого израильских телеканалов Аври Гилад рассказал о своих противоречивых чувствах в связи с закрытием канала. С одной стороны, он был рад, что нарушитель закона получил по заслугам, с другой — сожалел о том, что для важной, с его точки зрения, трибуны не нашлось места в эфире, который является всеобщим достоянием.

Гидеон Райхер, журналист, в 2008 г. присоединившийся к партии «Гиль» («Партии пенсионеров»), подчеркнул, что все предыдущие правительства Израиля не прекращали или даже поддерживали вещание радиоканала, — понимая, что нельзя закрыть рты инакомыслящим:

Публицист и адвокат Надав Хаэцни сказал, что «Седьмой канал» предпринял попытку дать ответ на тенденциозность израильской прессы, «принимающую грубую и опасную форму», и поставить на повестку дня общества темы, которые не поднимали другие СМИ.

Последующие события

По состоянию на 2004 г., закон позволял частным радиостанциям вещать только в местном формате, в то время как общенациональные радиостанции и право на выпуск новостных блоков остались в руках «Коль Исраэль» и «Галей ЦАХАЛ».

В марте 2007 г. Министерство связи Израиля «после долгой волокиты» объявило конкурс на создание двух секторальных радиостанций — «одна — для религиозных евреев восточного происхождения (сефардов), другая — для еврейских жителей Иудеи и Самарии и их единомышленников».

В октябре 2007 г. организация «Гуш Шалом» обратилаь в Верховный суд с иском «отменить объявленный министерством связи конкурс на создание радиоканала для трансляции на территории Иудеи и Самарии». Иск был отклонен 14 ноября того же года.

В январе 2008 г. конкурсная комиссия «Второго управления телерадиовещания:

В конечном счете, и эта апелляция не была принята, и в феврале 2010 года радиостанция под названием Гaлей Исраэль вышла в эфир на волнах 106.5 и 102.5 FM , а затем и на 89.3 FM.

С середины 2011 года ссылка с основного интернет-сайта Аруц Шева на его страницу на русском языке была изменена. Таким образом, в настоящее время существуют две русскоязычные версии «Седьмого канала» : основная — «Israel7-новости-еврейский формат — Израиль7» и предыдущая — «Израильские новости на русском языке. Седьмой канал».