Каменные лабиринты

В 20 километрах севернее рабочего поселка Кереть, на полуострове Красная Луда, расположен один из древних памятников Беломорья — каменный лабиринт. Сюда из Керети в погожие летние дни ездят люди для отдыха и ознакомления с этим своеобразным «вавилоном», как его называли в старину.Лабиринт находится на самом конце полуострова, глубоко вдающегося в море с запада на восток. […]

Каменные лабиринты
В 20 километрах севернее рабочего поселка Кереть, на полуострове Красная Луда, расположен один из древних памятников Беломорья — каменный лабиринт. Сюда из Керети в погожие летние дни ездят люди для отдыха и ознакомления с этим своеобразным «вавилоном», как его называли в старину.

Лабиринт находится на самом конце полуострова, глубоко вдающегося в море с запада на восток. Красная Луда защищена с востока от открытого моря небольшими островами.

На южной стороне полуострова, недалеко от лабиринта, стоит одинокая рыбацкая избушка. Здесь — тоня, место для лова семги.

Вход в Керетский лабиринт устроен с запада, то есть со стороны материка (берега), как и в другие лабиринты Беломорья. Забегая вперед, хочется отметить, что это обстоятельство имеет исключительно важное значение для определения назначения лабиринтов.

Лабиринт — рукотворное сооружение древних обитателей Поморья. Он расположен на ровной площадке, заросшей травой, имеет форму почти правильного круга диаметром в 10,5 — 12 метров. Его извилистые стены сложены из небольших скатанных камней в один ряд по ширине и высоте. И среди высокой травы лабиринт виден лишь тогда, когда подойдешь к нему совсем близко. Между его стенами образовались извилистые, петляющие ходы шириною в 10 — 15 сантиметров. В центре лабиринта стены образуют дугообразный, петляющий ход, по которому можно двигаться бесконечно.

Древний смысл лабиринтов уже давно утрачен в народной памяти. Для какой цели сооружен лабиринт и кто его построил? Имел ли лабиринт какое-нибудь практическое значение, или он создан из религиозных побуждений? Все эти вопросы ждут объяснения.

На Белом море каменные лабиринты разной формы и конструкции известны в ряде мест: близ города Кандалакши, около села Умбы, в устьях рек Варзуги, Поноя, Поньгомы и на Соловецких островах.

На территории Карельской АССР известен описываемый нами лабиринт на Красной Луде.

О существовании лабиринта в устье реки Кеми упоминает Н.Н.Гурина в статье «Каменные лабиринты Беломорья», опубликованной в журнале «Советская археология» № 8 за 1948 год. Точное место расположения неизвестно. Лабиринт в устье реки Поньгомы разобран.

Большое число каменных лабиринтов сохранилось и на берегах других северных морей — Баренцева, Норвежского, и Балтийского.

В конце XIX и первой половине XX веков многие русские и советские исследователи обращали внимание на эти интересные памятники древней человеческой культуры в Беломорье, пытаясь объяснить их назначение.

Одни исследователи видели в них религиозные изображения, посвященные культу предков. Другие считали их могильными знаками над местами погребений. Запутанные ходы лабиринтов и его каменные стены, по их мнению, предназначались для того, чтобы души умерших не могли найти пути возвращения к живым. Однако раскопки под некоторыми лабиринтами не дали никаких признаков погребений. Третьи предполагали, что лабиринты служили своеобразным способом испытаний человека — годен ли он к предстоящему путешествию, а также для ограждения путешественника от несчастья.

Все эти исследователи сходятся на том, что лабиринты созданы древним человеком и связаны с его религиозными представлениями. Делая самые фантастические догадки о верованиях первобытных людей, которые как будто только и думали о том, как спастись от преследования душ умерших, эти исследователи не допускали даже мысли о связи лабиринтов с занятиями древних людей Поморья.

Сравнительно недавно, в 1948 году, появилось новое толкование о назначении лабиринтов. Н.Н.Гурина, обстоятельно описывая эти своеобразные памятники, пришла к выводу, что каменные лабиринты Беломорья связаны с рыболовными промыслами и в некоторых случаях по конструкции подобны рыболовным сооружениям, изображенным в плане. Она подметила, что все каменные лабиринты на берегах Белого, Баренцева и Балтийского морей расположены на островах, полуостровах и устьях рек, причем в непосредственном соседстве с рыбными тонями, то есть участками вблизи морского берега, особенно богатыми рыбой.

По существу Н.Н.Гурина разгадала тайну лабиринтов, которые, безусловно, были связаны с основным занятием первобытных людей Беломорья — рыболовством. Однако сооружение лабиринтов она связывает с магическими верованиями рыболовов.

Н.Н.Гурина обращает внимание еще на одно обстоятельство. В Беломорье вход в лабиринт во всех случаях расп
оложен в сторону материка. На наш взгляд, это самый важный фактор, говорящий не в пользу магического происхождения лабиринтов, а об их непосредственной связи с рыболовством.

Об этом свидетельствуют археологические находки в Приладожье, на Карельском перешейке и на северном берегу Финского залива. Археологами там, на дне бывших водоемов, найдены остатки от древних рыболовных сооружений, устанавливавшихся в мелководье. От них сохранились дубовые колья, составлявшие каркас ловушек. По форме планы этих древних рыболовных сооружений имеют большое сходство с известными лабиринтами на берегах Белого моря и на Соловецких островах.

Известно, что все современные береговые орудия лова, даже наиболее совершенные из них, как, например, ставные невода, устанавливаются в море, близ берега, с выходом к берегу. От входа в невод перпендикулярно в сторону берега устанавливается сетная стенка (пересыпь). Рыба, двигаясь вдоль берега и встретив сетную стенку невода, перегораживающую ей путь, в поисках прохода попадает в ловушку.

Отсюда, если мы представим себе примитивное первобытное рыболовное сооружение, изготовленное из кольев и веток точно по конструкции и форме лабиринта на Красной Луде в момент отлива, то вход в такую ловушку будет обращен в сторону берега.

Следовательно, лабиринты Белого моря — это планы древних орудий лова. Ловушки с такими сложными, извилистыми ходами использовались для лова крупной и норовистой рыбы — семги и кумжи.

Первобытному рыбаку для существования нужны были надежные орудия лова, а не их символы для магических манипуляций. Для того, чтобы соорудить в определенном месте сложное орудие лова, он должен был в мыслях иметь представление о нем, иметь его план. И он наглядно создал этот план теми средствами, которыми располагал, и там, где производил лов рыбы.

Лабиринты, следовательно, имели непосредственное отношение к рыболовству и практическое значение для первобытного рыболова. Они являются памятниками трудовой деятельности первобытных людей…

Источник текста и фото