Как мы на Беломорканал ходили

Происходило все это дело в июле. Дат я уже точно не помню, но длилось наше путешествие всего 10 дней, считая дорогу обратно. Поехали мы в Карелию – Мурманским поездом до города Сегежа около 14 часов езды. Мы долго собирались и готовились – нас двое, а вещей много – килограмм 150 наверное. Все, что не повесилось […]

путеводитель по Карелии

Происходило все это дело в июле. Дат я уже точно не помню, но длилось наше путешествие всего 10 дней, считая дорогу обратно. Поехали мы в Карелию – Мурманским поездом до города Сегежа около 14 часов езды.
Мы долго собирались и готовились – нас двое, а вещей много – килограмм 150 наверное. Все, что не повесилось на плечи – поместили на тележку и покатили… А в метро таких не пускают… А на машине ехать – где ее бросить… В общем, поехали перекладными электричками… Долго, потно-жарко, но, в целом, весело.
Пришли к поезду – а там багажного вагона нет!!! ЗАСАДА!!! Пришлось весь скарб в купе засовывать – а места там не так и много… Да и пришли мы уже не первыми – в купе уже сидели двое с вещами и шипели, на нас глядя…
Трудно сказать, что произвело на них большее впечатление – наш развеселый вид или наши внушительные мешки. Но сопротивляться нам было явно бесполезно – вначале мы дали зайти нашим вещам, а потом уже, вежливо улыбаясь и стеснительно потупив глаза, зашли сами. В общем, долго ли – коротко ли, но мы разместились, раскидав вещи по всему купе и даже поместив один рюкзак в соседнее…
ЕДЕМ!!! Причем уже давно…Езда в поезде – эта липкая романтика – не фунт орехов загрызть! Стук колес, запах туалета, вечная курица в привычной фольге, детские вопли и беготня, привычный сквозняк из окна по ночам… Все поезда в этой стране одинаковы (кроме самых дорогих конечно). Даже не знаю – нравятся они мне или нет. Наверное да, но только не долго.
Утром – напившись на ночь пива мы проспали до упора – даже зубы не успел почистить – как надо выходить:
— Станция Сегежа – стоянка пять минут! – покрикивает проводник, а мы носимся со своими рюкзаками в попытках не опоздать. Не опоздали! Ура!
Ехали мы совершенно не зная куда. Нет, конечно у нас была карта! Мы даже продумали маршрут! Да. Но кто бы мог подумать, что все выглядит именно так!

Как только поезд отошел – мы сразу же увидели озеро. Только перейти пути, дорогу за ними и вот оно! К нему мы и ехали! Километра три до соседнего берега, посередине такой живописный полу-островок… Cолнце – ярко-ярко желтое, вода – синяя-синяя, зеленющие деревья, чайки…

Мы были так рады, что просто слов нет! Хотя урбанизма и здесь было довольно. Сегежский ЦБК – это две высоченные трубы, вечно коптящие небо, и радостно-облезлые заводские корпуса.

Я стал собирать байдарку, а Коська поймал машину и поехал на рынок хлеб-овощи-картошку покупать. А когда он вернулся – погода сменилась. Поднялся сильный ветер, пошел дождь и стало холодно. Север… Все ни как у людей…

Отплывали мы под дождем, против ветра и легкой волны. Даже мачту не стали ставить – под веслом чапали (когда весло вынимается из воды получается звук похожий на «чап», и когда плывешь выходит: «чап-чап, чап-чап…»). До большой воды от станции было километров семь – восемь – мимо завода, мимо причалов, мимо стоящих на рейде лесовозов (корабли такие, на которых чуть не выше капитанского мостика бревен навалено). Пока мы их прошли дождь кончился и солнце просто слепило – на воде всегда так, — а ветер как дул, так и дул.

Тогда еще волн не было – как оказалось, лес с кораблей сбрасывают прямо в воду и бревен так много, что волну они гасят. В воде устраивают загоны – из трех-четырех бревен делают плот, плотов этих много-много, и их связывают цепями в длиннющий ряд. Стыкуют четыре таких ряда и получается гигантских размеров прямоугольник, в который и сбрасывают с кораблей бревна. Только это, видно, мало помогает – все берега километров на двадцать вокруг сплошь завалены бревнами – волны выбрасывают их на берег. Дикая картина! Там даже причалить негде!

Вот эти то плавающие бревна волну и гасили. А как мы в открытое озеро (море почти!) выходить стали… У байдарки борта-то ни-и-изенькие – больше полуметра волну она не держит. А там такое творилось – корпус трещит, гляди – развалится!!! Мы ж на весла налегли и за остров прятаться… Насилу выгребли. Испугались немного даже! Заливать начнет – потонем – кто спасет?

Так мы и плавали – от острова к острову. Выбрали маршрут такой, чтобы островов по пути побольше было и плыли. А так – озеро… Другого берега не видно было под час, а это 30 километров… Выгозеро называется. Беломорканал там.

Народу вокруг – ни души! Ни деревень, ни поселков – только рыбацкие хижины изредка попадались. За все время плавания двух человек только встретили, да еще троих издалека видали – места дикие,
знатные. Ночи белые – солнце садится, но без часов не поймешь сколько времени – светло очень. Да мы с него, со времени-то, сбились в первый же день – до часу ночи плыли (на часы-то не глядючи – светло да светло)!

Вот так все было.

Костя еду готовил – я посуду мыл, Костя на носу сидел – я на корме, Костя в трубу подзорную смотрел и азимут высчитывал – я парусом правил да руль перекладывал. Так и плыли мы дня три – места красивые кругом, а причалишь – муравьев дикие толпы! Спасу там от них не было! Комары – ерунда, но вот муравьи… О-о-о…

Брату хотелось встать лагерем и рыбку ловить, а мне – плыть, плыть и плыть. Ну мы и решили – плывем, сколько плывется, а как попадется красивое место – встаем лагерем дня на три – и обратно. Да вот беда — красивых мест много, а встать негде – то болото, то муравейник… Плывем…

Однажды под вечер, плотно позавтракав (встали в час дня, поели в четыре, отчалили пол-шестого) мы неторопливо, закинув ноги на борта лодки, плыли под парусом на юг. Ветер был попутный — северный, волна пропала и жизнь казалась совершенно безмятежной… Только темнело как-то необычно… Вдруг, мы разом сказали друг-другу – глянь на небо-то! А оно было просто нереальным!!! Я такого в жизни не видал!

С юга на нас шел грозовой фронт. Сначала небольшая тучка – потом все больше и больше небо заволакивало черным цветом, а перед самой чернотой, — чуть ниже — как скрученный жгутом пояс – граница фронта из плотно-серых облаков. И все это в лучах ослепительного солнца… Безумие!

До ближайшего берега километров пять. Тьма надвигалась слишком быстро! Сразу вспомнились вырванные с корнем деревья, встречавшиеся нам у всех берегов… На нас явно шла буря…

Трудно описать точно чувства, посетившие нас тогда… Это нельзя было назвать страхом – человек может бояться только тех вещей опасность которых видел и чувствовал на собственной шкуре. Это было какое-то странное возбуждение – абсолютная четкость восприятия и полное ощущение замедленности времени…

Резкость окружавших нас красок и удивительная, затягивающая взгляд красота чернеющего наступающим ужасом неба, только подчеркивали наши опасения.

Нам было недостаточно просто догрести до берега. Наш берег должен был быть достаточно высоким (иначе его подтопит если не волной, то ливнем) и защищенным от прямого ветра, ведь палатка – достаточно хлипкий домик. Да и вероятность падения деревьев нас явно не успокаивала. Кроме того – надо было успеть разгрузить и вытащить на берег байдарку – волной ее разобьет о берег, а поднять ее с грузом невозможно – переломится…

Это были самые настоящие гонки на выживание – мы никогда так не гребли! Нас, видно, Бог хранил… Место нашлось почти сразу. Выбегали на берег мы в полной тишине – смолкло все – только два несчастных туриста, все «в мыле», носились как оголтелые, разгружая байдарку. Первый ветер налетел когда мы уже поставили палатку и закрыв все вещи пленкой, лихорадочно окапывались и укрепляли колышки и растяжки нашего убежища булыжниками.

Это была страсть просто! Мы видели стену дождя, шедшую на нас! Это была стена в прямом смысле слова! Мы видели, как на том берегу залива начали как живые раскачиваться деревья!!! Мы не могли больше ничего сделать – нам оставалась только ждать…

Палатка сразу же дала течь… Мы легли в самую середину и считали секунды от вспышки молнии до грома… Больше делать было нечего.

Утро нас встретило солнцем! Весь бугор, на котором мы так удачно вчера укрепились, был усеян солнечными пятнами!

Мы были целы и невредимы – только вещи подмокли и руки не поднимались – так гребли накануне. Ни одного дерева у нас не упало и все обошлось на редкость благополучно.

Просушка вещей заняла пол-дня. Костя поплыл кидать спиннинг, я – отправился изучать окрестности. Это был очередной муравьиный берег – большущие муравейники попадались с удивительно-равными промежутками. Где-то, наверное, метров пятьдесят. Сколько я шел – каждые эти пятьдесят метров громоздились муравьиные кучи. Между ними были даже дороги – тропинки шириной сантиметров 20, кишмя кишащие здоровенными лесными муравьями. Что они там делают в таком количестве?..

Когда брат вернулся (рыбы так и не поймал), плавать на байдарке отправился я. Поставил парус и углубился в залив – покататься и изучить ближайшее побережье. По карте где-то там должно было быть древнее городище.

Городища я не нашел, но, поймав крепкий попутный ветер, уплыл далеко в глубь озерной губы. Так приятно чувствовать в руках тугой парус и под палящим сол
нцем догонять волну, слыша ее предательский ласковый шелест. Когда с волны срывает маленький барашек она издает звук похожий на «hush», но, в сочетании с порывом ветра, так и норовит опрокинуть байдарку – сколько раз я ловил ее лишь в последний момент!

Тут-то я и увидел тот мыс!.. Это был почти предел совершенства! Довольно высокий каменный мыс поросший соснами. Он постепенно поднимался из мелкого смешанного леса, из ровного песчаного пляжа и отвесной стеной обрывался над водою с другой стороны! Я влюбился в него с первого взгляда!!! Я позабыл о всех этих волнах и ветре и на всем ходу влетел в ограждаемую мысом бухту. По камням забрался на верх и понял – вот то место, которое мы искали! Честное слово: оно стоило всего того, что мы вытерпели и что нам еще предстояло пережить!

Часа через три мы с братом уже разгружались на ближайшем к мысу пляже. Палатку поставили на самом яру под соснами. Было так легко и приятно на душе! Ни муравьев, ни комаров – ничего из того, что могло испортить наше пребывание в этом славном месте!

Единственным недостатком мыса оказалась его нефотогеничность – на всех привезенных нами фотографиях он выглядел не таким, как в жизни…

Мы стояли на нем три прекрасных погожих дня. Ловили рыбу – ее было много. Ходили за черникой – мыс был с трех сторон окружен водой, а с четвертой было болото. Наполовину заросшее болото с ягодой размером с мелкую вишню (ну это я приврал, конечно). Пару раз я поднимал там птицу. Я даже не знаю какую (скорее всего глухарь) – она вылетала так неожиданно и с таким треском, что я пугался ее больше, чем она меня!

Жизнь наша была похожа на безмятежное курортное безобразие – прекрасный песчаный пляж, удивительно теплая (видимо из-за бесконечного дня) вода, мягкие мшистые камни – абсолютная безмятежность, нарушаемая только нашими радостными воплями по поводу очередной пойманной рыбины. Нам даже не надо было беспокоиться по поводу отплытия назад – попутный южный ветер гарантировал нам приятное возвращение.

Но, как известно, счастье не бывает вечным. Все когда-то кончается!

Северная погода преподнесла нам еще один сюрприз…

Ветер сменился ближе к вечеру. Сменился как-то вдруг и сразу! Так же неожиданно и похолодало. Только что было почти что жарко, и вот – сильнющий ветер и собачачий холод!!! Мы не очень-то расстроились – оделись потеплее и попробовали жить прежней жизнью. Но не тут-то было!

Холодало все сильнее. Ветер усиливался. Я надел на себя все свои вещи кроме парадно-отъездных джинсов и футболки – брат тоже превратился в луковку. Но, все же, спать мы легли с надеждой, что к утру все успокоится и все снова будет хорошо.

Не тут-то было!!!

Утро было хмурым, холодным и ветреным. Наш хлипкий домик на вершине мыса продувался насквозь. Да что там – весь мыс был открыт для этого ветра. Он дул поразительно ровно – ни на секунду не ослабевая! Вода моментально стала ледяной – руки «ныли» после умывания. Волны, как на море, бились и бились о камни. Мы оказались отрезанными от мира – с трех сторон слишком высокие для нас волны, а с четвертой – болото… Деваться было некуда. Оставалось ждать.

Палатку мы переставили на подветренную сторону там дуло чуть слабее. Построили перед ней что-то наподобие забора – вбили колышки и развесил на них чехлы от байдарки и парус. Это хоть чуть-чуть защищало наше жилище от сквозного продувания. Оно явно не было приспособлено для таких условий!

Но ведь костер на ветру тоже не разведешь! Да и наш видавший виды примус в такую погоду пыхтел неохотно… Тогда мы построили бунгало…

Это был крохотный навес с крышей и тремя стенами из целлофана. Это неказистое на вид сооружение стало нашим дневным пристанищем. Там мы готовили еду, там мы жгли костер, там мы играли в шахматы, там мы ждали хорошей погоды.

Ночи были ой-какие холодные… Спать мы ложились с камушками – нагревали камни вокруг костра, заворачивали их в брезент и укладывали в палатку. Это не спасало, но все же так было теплее.

Тогда произошел примечательный случай – сидя в бунгало, мы резались в шахматы и жгли костер. Дровишки прогорали и кто-то из нас подкинул еще – положил полешко и… костер провалился! Он просто исчез, издав что-то похожее на тягостный вздох, и зашипел где-то внизу! Между камнями была глубоченная дыра и внизу водичка плескалась – слой мха прогорел и все провалилось… Страсть да и только!

Ветер и дождь, дождь и ветер… Это нагоняло легкую тоску.

У нас было четыре дня до поезда. Нам нужен был день чтобы доплыть до Сегежи. Но это при попутном ве