Традиционная песенная культура карелов

Музыкальная культура карелов сформировалась в условиях активных межэтнических контактов племени Корела; в ней отразились сложность исторической судьбы народа. В настоящее время традиционная музыкальная культура карелов имеет этнолокальный характер. В соответствии с историко-культурными регионами ее принято ее принято подразделять на культуру северных, средних, южных, тверских, а также приграничных карелов.Существует и другое деление: культура беломорских (в том […]

песенная культура карелов

Музыкальная культура карелов сформировалась в условиях активных межэтнических контактов племени Корела; в ней отразились сложность исторической судьбы народа. В настоящее время традиционная музыкальная культура карелов имеет этнолокальный характер. В соответствии с историко-культурными регионами ее принято ее принято подразделять на культуру северных, средних, южных, тверских, а также приграничных карелов.

Существует и другое деление: культура беломорских (в том числе кестеньгских), сегозерских, олонецких, прионежских, приладожских, тверских (в последней выделяют традицию тихвинских карелов), а также традиции карелов, проживающих в Финляндии в губерниях Северная Карелия и Саволинна (Саво); в соответствии с диалектом карельского языка возможно подразделение культуры на традиции собственно карел, карел ливвиков, людиков, тверских, — карел, которые сегодня проживают в России. Подобная классификация в отношении карелов Финляндии не принята.

Музыкальные традиции племени Корела, проживающего в начале второго тысячелетия н.э. на Карельском перешейке, легли в основу традиций племени Ижора. Архаичные пласты культуры карелов, прежде всего руны, принято считать общим явлением культуры карелов и финнов. Карельские музыкальные традиции имеют параллели в традиционной музыке балтийских народов (литовцы, латыши), финно-угорских народов (эстонцы, вожане, ижорцы, вепсы, саамы, финны), культуре различных этнических групп русских (поморы. заонежане, пудожане, кенозеры, псковичи, новгородцы. тверичи).

Собирание и изучение музыкальной культуры карелов началось в первой половине ХIХ века записями напевов рун, которые интересовали финляндских ученых О.А.Карлениуса. Э.Леннрота, Д.Е.Евпопеуса, а также других многочисленных собирателей. В конце ХIХ века на основе накопленного в Финляндии музыкального материала И.Крон разработал принципы катологизации народных напевов, систему, признанную мировой музыкальной научной практикой. В соответствии с этой ситемой карельские рунические напевы публиковали Я.Сибелиус, А.Лаунис, А.Ляхтенкорва (Борениус), А.О.Вясянен и др. Благодаря финляндским собирателям для науки сохранены многочисленные образцы музыкальной культуры приладожских карелов – этнокультурной группы, в силу исторических причин прекратившей свое существование с середины ХХ века.

Систематическое собирание и изучение музыкального фольклора карелов России начато в тридцатых годах ХХ века В.Гудковым, Н.Леви, С.Магид, Л.Кершнер, С.Кондратьевой, Т.Коски, Т.Краснопольской и др. Много десятилетий направлял эту работу известный российский фольклорист, доктор искусствоведения, профессор Е.В.Гиппиус.

В песенной культуре карелов существуют три стилевые пласта: архаический (рунические песни и причитания), поздний, связанный с городской музыкой ХУШ-ХХ веков (пиирилейки, лирические песни) и пласт современного музыкального творчества.

Для рунических песен, среди которых ведущее место занимают эпические песни, характерен типовой напев с групповым прикреплением поэтических текстов разных жанров (с руническим напевом могут исполняться заговоры, колыбельные, свадебные, игровые песни, баллады, причитания). Финляндский исследователь А.Лаунис выделил 59 типов рунических напевов – четырнадцати ритмических групп; 7 типов напевов двух ритмических групп, характерных для детского фольклора; а также 4 типа причетных ритмических напевов одной ритмической группы, характерных для приладожских карелов. Руническим напевам свойственна мелодика терцового, квартового, квинтового диапазона с опорным основным тоном на 1 ои 2 ступени лада. Структура напева соответствует стиху (А) или – вопросо-ответная – двустиховой строфе (АВ). Внутрислоговые распевы минимальны, слог соответствует звуку. В ритмике рунических песен действует «закон отяжеления» заключительных участков напева – черта. свойственная, по мнению эстонской исследовательницы И.Рюйтел, и языкам и музыкально-поэтическим культурам прибалтийско-финских народов. На организацию ладовой, ритмической структур напева, его композиции оказывает влияние структура поэтического текста: система аллирераций, ассонансов, диалогическая форма композиции (второй стих строфы как бы «уточняет», «расширяет» образ-импульс, изложенный в первом стихе), упорядоченная «калевальская» ритмика стиха, напоминающая рисунок четырехстопн