Вытегорский район. Рассказ о поездке к месту падения штурмовика Ил-2

Первым местом, до которого мы решили добраться на этот раз, было место падения во время Великой Отечественной подбитого немцами штурмовика «ИЛ­». Самолет рухнул в болотистые леса примерно в пятнадцати километрах от Вытегры, неподалеку от деревеньки Озерки.Кстати, и сами деревеньки в этих глухих отдаленных местах — своего рода достопримечательность: никаких дачных домиков, настоящие русские избы с […]

 путеводитель по Карелии

Первым местом, до которого мы решили добраться на этот раз, было место падения во время Великой Отечественной подбитого немцами штурмовика «ИЛ­». Самолет рухнул в болотистые леса примерно в пятнадцати километрах от Вытегры, неподалеку от деревеньки Озерки.

Кстати, и сами деревеньки в этих глухих отдаленных местах — своего рода достопримечательность: никаких дачных домиков, настоящие русские избы с подернутыми мхом крышами. К точке падения самолета пробирались, руководствуясь координатами из интернета и советами редких местных жителей. С проселочной дороги вскоре пришлось съехать в целинное поле, поросшее густым кустарником. Впрочем, кустарник не стал большой помехой для упорных «Гелендвагенов» с огромным по сравнению с привычным клиренсом и веткоотбойниками, натянутыми от крыши вдоль капота. Они уверенно преодолевали густые вытегорские джунгли. Но примерно за пару километров от заданной точки кустарник кончился, начался заболоченный лес, и пришлось­так «спешиться».

Однако уже прилично углубившись в лес, мы поняли, что в такой заболоченной чаще найти упавший где­т в двух километрах от нашего местонахождения самолет будет весьма сложно. Во­первы, держа направление по компасу и обходя болотистые низинки, было бы просто невозможно выйти точно к штурмовику, который к тому же за долгие годы уже наверняка зарос дере­вьям и мхами. А во­вторы, чтобы прочесать вшестером несколько гектаров чащобы, не хватило бы и всех выходных. Поэтому, покружив около часа по лесу и найдя несколько белых грибов, мы, к своему сожалению, от дальнейших поисков вынуждены были отказаться.
В минувшие выходные состоялся очередной этап трофи­рейд на внедорожниках «Вологодчина. Медвежий угол». В его ходе организатор экспедиции, председатель международного «Гелендвагенклуба» Александр Кузнецов, его соратники и единомышленники из Минска, Вологды и Москвы, а также корреспондент «Речи», преодолев сотни километров по бездорожью, достигли крайней северной точки области. Для такого внедорожника, как «Гелендваген», наличие дорог практически не имеет значения. Из грязи он выгребает своими мощными колесами подобно трактору, в гору поднимается при помощи лебедки, без особого труда преодолевает речушку метровой глубины, несмотря на то, что и двигатель, и половина салона находятся под водой.

А начался столь долгий и нелегкий путь мощных и неприхотливых немецких «уазиков» от традиционной для «гелендвагенцев» точки — памятника Афанасию и Феодосию на Соборной горке. На этот раз в экспедиции участвовали сам Александр Кузнецов, череповецкий предприниматель и настоящий энтузиаст внедорожного туризма, его соратник из Минска Сергей Русак, а также присоединившийся к экспедиции чуть позже, в Кириллове, штатный штурман Александра Олег Лукьянов из Вологды. Все трое в недавнем прошлом участвовали в «Трофи­Ладог» — знаменитых соревнованиях экипажей внедорожников по непроходимым дебрям вдоль берегов Ладожского озера. Также в нынешнем рейде хотели принять участие члены клуба из Санкт­Петербург, однако уже накануне экспедиции по техническим причинам вынуждены были отказаться. Впрочем, заверив, что участию в следующем этапе рейда никакие технические причины не помешают.

Итак, около 10.00, дав прощальный гудок, автомобили приготовились тронуться в путь. Но вот незадача: стартер кабриолета неожиданно отказался запускать двигатель, отвечая на повороты ключа лишь пощелкиванием. Однако «поломка» оказалась быстро поправимой. Легкий и уверенный удар Александра по стартеру тут же заставил его выполнять возложенную функцию. Двигатель заработал, и машины отправились в дорогу. О причине «легкого недомогания» стартера мне уже по пути рассказал Сергей, который и сел за руль кабриолета. Как оказалось, во время последней экспедиции пришлось преодолевать какую­т грязную болотную речку в Устюженском районе. Видимо, грязь попала в корпус втягивающего устройства и стала помехой в его работе. Впрочем, «каприз» стартера при отъезде был первым и последним в этой экспедиции.

И наши «Гелендвагены», и резина, в которую они обуты, больше предназначены для передвижения по пересеченной местности, нежели по обычной шоссейке. Двигатели этих автомашин, «ориентированные» на «мощную», а не на быструю езду, тащат свою ношу по скоростной трассе сравнительно медленно. Да и резина, имеющая диаметр по протектору значите