Ленинградская область.Кировский район.Рассказ о подъеме танка KB-1

11 августа 2002 года команда аквалангистов «Открытое море» совместно с поисковым отрядом «Мга» обследуя фарватер Невы обнаружила в 30 метрах от берега тяжелый танк КВ-1 (Клим Ворошилов), который при штурме «Невского пятачка» советскими войсками осенью 1941 года, не смог завершить переправу, и затонул на глубине 11метров , уйдя под воду с простреленного понтона. Подробно об […]

Ленинградская область
 (412x265, 19Kb)
11 августа 2002 года команда аквалангистов «Открытое море» совместно с поисковым отрядом «Мга» обследуя фарватер Невы обнаружила в 30 метрах от берега тяжелый танк КВ-1 (Клим Ворошилов), который при штурме «Невского пятачка» советскими войсками осенью 1941 года, не смог завершить переправу, и затонул на глубине 11метров , уйдя под воду с простреленного понтона. Подробно об этом было рассказано в журнале «UnderSea» No.6 за 2002 год.

Техническое состояние танка было очень хорошее. Учитывая уникальность боевой машины, осенью и зимой 2002 года ОТКРЫТОЕ МОРЕ активно распространяло информацию о своей находке.
 (401x250, 21Kb)
Создание команды, осуществившей проект, стало возможным в марте 2003 года, когда на берег Невы прибыл военно-патриотический клуб «Поиск» Республики Беларусь (руководитель Игорь Матюк, ответственный за подъем Игорь Девятников). Энергичный коллектив был вооружен большим опытом подобных работ и на своих машинах с кунгами доставил в прицепах всю необходимую оснастку — тросы, блоки, помпы, лебедки, лодки и прочее оборудование.

Общественный фонд «Поисковых отрядов Ленинградской области» (зам. председателя Илья Прокофьев) и поисковый отряд «Мга» (представитель Илья Ульяненко) при административной поддержке Правительства Ленинградской области оказали максимальное содействие участникам экспедиции.

Подводная часть работ, о которой и будет рассказано, пришлась на руководителя белорусского «Поиска» Игоря Матюка и на нашу питерскую команду Открытое море (Андрей Герасименко, Алексей Архипов, Вадим Кожевников и я). Работы на скованной в начале марта льдом реке облегчила ТЭЦ города Кировска. Ее теплые сбросы образовали под левым берегом длинную промоину в десять метров шириной. Это обстоятельство, позволило быстро и результативно провести первые рабочие спуски, в ходе которых было определено положение танка. Машина, ориентированная на берег стояла ровно, передок заилен до смотрового люка водителя, правый борт занесло песком по башню, Подставленный течению левый борт и корма чистые. Массивный понтон, на котором и переправлялся танк хотя и лежит очень близко, путь танку на берег не перекрывает. Сразу от КВ начинается подъем берега в 30, местами — 45 градусов, на нем десятки затопленных бревен, плотно сидящих в грунте (более двух столетий, до 60-х годов прошлого века по Неве сплавляли лес с берегов Ладоги). Течение 1-1,5 метра в секунду. Решено было вытаскивать танк весом около 50 тонн пятитонным усилием лебедки ЗИЛ 157, возрастающим до 150 тонн через систему тросов и блоков (полиспастом). Стал вырисовываться план работ по подъему. В числе первых задач предстоял размыв правого борта машины и ее передней части, чтобы освободить ее и добраться до передних рымов. Путь вытаскивания танка на берег преграждали бревна. После их удаления следовало завести на танк троса и выстроить подводную часть системы полиспастов, так как узкая полоска берега не позволяла обойтись только береговыми сплетениями.

В соответствии с планом нами была проделана немалая работа под водой, но самый тяжелый труд производился на берегу. Необходимо было увеличить майну над объектом, выложить сложные сплетения тяжелых тросов и блоков, вкопать в берег анкеры из бревен метровой толщины, построить подъемную стрелу, обеспечивать работу водяной помпы, лодок и растаскивать зацепленные водолазами бревна, Белорусский отряд слаженно и профессионально справлялся с этими задачами. Под водой Андрей Герасименко, опытный дайвер и оператор, снимал все этапы работ, выполненных нашей водолазной группой. Эти съемки давали возможность всем участникам многодневной экспедиции видеть результаты совместного труда на объекте и чувствовать себя единой командой.

Сильное течение реки и плохая видимость поначалу изрядно мешали работе, но через несколько дней подводный склон и сам КВ стали для водолазов экспедиции знакомы до мелочей, так как по многу раз приходилось ходить под воду в течении дня, сменяя друг друга в работе. «Рабочей водолазной силы» нам часто не хватало, мало кто был готов как мы, работать на «энтузиазизме» в личное время, а то и забросив работу, а те кто были готовы — не имели достаточного опы
та и экипировки.

Размыв танка выполнялся пожарным гидрантом, работающим от мотопомпы с давлением струи до 8 атмосфер. Главной проблемой,(не смотря на подвязывания его к объекту и ходовому), было справляться с парусящим на течении напорным рукавом гидранта. Эта посменная «борьба с анакондой» длилась почти неделю. То менялась ледовая обстановка и сужалась полынья, то проход льдин заставлял выбирать рукава и снимать систему растяжек, а легкий мороз вынуждал осушать системы даже при коротких перерывах в работе. Но, так или иначе, задача размыва снаружи была завершена. После приступили к размыву боевого отделения танка через верхний люк, чтобы облегчить машину и не столкнуться с быстро твердеющим илом внутри танка после подъема . Алексей Архипов закрепил гидрант за кормовой башенный пулемет карабином внутри танка и напор воды стал выбивать из танка ил, быстро уносимый течением. Для очистки глубины отсеков танка применяли грунтосос. Появились первые находки внутри КВ — пулеметные диски, противогазы, масленка. С понтона, на радость участковому, был даже поднят пулемет «максим».

Целый день водолазам пришлось посвятить затопленным бревнам на береговом склоне. Для расчистки применили лебедку ЗиЛа. Ее выпущенным тросом водолаз обводил несколько бревен и давал команду на подъем, что ЗиЛ и делал играючи. Больше сил и времени уходило на раскатывание по берегу больших вязанок намокших бревен. Вадим Кожевников и я в тот день работали в воде, на берегу большую помощь белорусской команде оказывали члены клуба «Белый тюлень» специально приехавшие в этот день. Всего с ведущей на берег полосы шириной в танк, было извлечено с полсотни крупных бревен, не считая полутора-двух десятков бревен «живых», отправленных водолазами по течению самосплавом. Поднятые бревна, не смотря на свои внушительные размеры, к сожалению местных жителей, на «деловую древесину» уже не тянули. Жаль массы леса загубленного в Неве.

К слову сказать, удивило поведение некоторых дайверов из клубов Х и У на нашем объекте. Никак не участвуя в подъеме, они, угадав дни перерыва в нашей работе, перед телекамерами каких-то «своих» специально привезенных журналистов молодецки поныряли на танк, по доставали с него предметы специально не тронутые нами. И были конечно, «героями» в репортажах, которые нам, намаявшимся с бревнами и тросами, было мягко говоря смотреть противно (сами мы, чтобы «не сглазить», еще вначале работ приняли решение не вызывать журналистов, пока танк не покажется из воды).

После очистки дна от бревен водолазы совершили несколько спусков на КВ установив чалки и закрепив блоки (подводную часть полиспаста) а затем провели в них стальной трос диаметром 40 мм. К этому времени Нева уже вскрылась и по ней ползла ледяная шуга и остатки льда.

Руководитель «Поиска» Игорь Матюк , прежде чем дать команду на подъем, много раз спускался под воду, проверял положение блоков, тросов, качество размыва машины.

И вот ответственный момент наступил. Когда троса натянулись «зазвенев» все волновались за проделанную работу: выдержат ли троса и блоки, верный ли был расчет, «пойдет» ли танк сразу или придется переделывать конструкцию полиспастов? Но танк «пошел» и, преодолев сопротивление грунта, цепко державшего его шестьдесят лет «прыгнул» вперед, если судить по тросам, на пол- метра. Срочно осмотревший танк водолаз подтвердил начало движения и факт проворачивания гусениц (переправлявшиеся машины шли на нейтралке, чтобы можно было их эвакуировать по дну, это мы узнали из архивных источников, обнаружив материалы о работе ЭПРОНа на «невском пятачке» в годы войны).

После этого процесс подъема шел непрерывно и занял несколько дней. Дело в том, что когда через полиспаст выбиралось лебедкой около 20 метров троса, танк сдвигался вперед всего на пол — метра, после чего приходилось зачековывать большими скобами всю систему и перенатянув трос лебедки повторять процесс. Каждый цикл занимал час-два.

Не все шло гладко, где-то заклинивало, перекрещивалось, перетиралось, приходилось исправлять. Когда танк ко всеобщему ликованию уже показался из воды, Андрей Герасименко опустился с боксом в воду, чтобы запечатлеть этот момент «из двух сред». Тут произошел обрыв части системы и в один миг КВ скатился на несколько метров назад, где был удержан страхующими тросами. Не стоит и говорить, что в эти секунды впечатлений хватило всем, а больше всех Андрею, который на танке «прокатился».

Но вот КВ подтянули к берегу, отмыли брандсбойтом снаружи, внутри и убедились в том, что к