Полуостров Рыбачий. Губа Скорбеевская. Мыс Большой Скорбеевский. Рассказ о путешествии

Ветер, туман и снег. Мы одни в этом доме. Не бойся стука в окно — Это ко мне, Это северный ветер, Мы у него в ладонях.Очень долго перебирал возможные варианты названия тайника. От банального «самая северная точка материковой европейской России», до нескромного — «край земли». И все же точнее, чем сказал великий БГ придумать сложно. […]

Карелия

Ветер, туман и снег.
Мы одни в этом доме.
Не бойся стука в окно —
Это ко мне,
Это северный ветер,
Мы у него в ладонях.

Очень долго перебирал возможные варианты названия тайника. От банального «самая северная точка материковой европейской России», до нескромного — «край земли». И все же точнее, чем сказал великий БГ придумать сложно. Не знаю почему, но именно эти стихи отчетливо и очень назойливо в хорошем смысле этого слова внезапно возникли где-то в глубинах подсознания. Окрепли и зазвучали. Настойчиво рекомендую перед прочтением выкопать из инета эту песню, ибо сейчас будет восточная философия. Кстати, обратите внимание на символический номер у тайника — 1661.
Самая северная точка материка. Все. Дальше только океан. Великий и ужасный. Берег. Небольшая скала, уходящая в почти несоленые воды. Ты один стоишь на ее вершине. Один в этом доме. Холодные волны незлого Нептуна вечной неотвратимостью разбиваются о скалу и брызги долетают до лица. Твой взгляд устремлен на север в Арктику. Подумать только – какие-то две с половиной тысячи до Северного полюса. А ведь до дома примерно столько же. Сейчас прилив и каждая следующая волна на незримые миллиметры приближается к тебе. Холодный ветер – северный ветер подхватывает пену и уносит ее прочь, куда-то на материк.
Но северный ветер — мой друг,
Он хранит всё, что скрыто.
Он сделает так,
Что небо будет свободно от туч
Там, где взойдёт звезда Аделаида.
Вся жизнь в движении. Каждый ищет свою звезду. Находит. Теряет. Находит вновь. В этой круговерти теряются секунды, минуты, дни… уходят безвозвратно. Ненастоящая, мифическая Аделаида. Это ли реальность??!
Я помню движение губ,
Прикосновенье руками.
Я слышал, что время стирает всё.
Ты слышишь стук сердца —
Это коса нашла на камень.
Нет ничего вокруг. Только ты, скала и океан у ног. Нет городов. Нет офисов. Нет людей. Нет ничего придуманного. Нет глобалистических макдональдсов. Нет проституток-чиновников. Нет притворных законов. Нет цивилизации. Есть только Настоящее. Настоящий хаос и порядок. Хаос Бытия и Порядок Земли.
И нет ни печали, ни зла,
Ни горечи, ни обиды.
Есть только северный ветер,
И он разбудит меня.
Там, где взойдёт звезда
Аделаида.
Вот моя Аделаида. На этом крохотном куске гранита, который поглощается Океаном. И Северный Ветер мой друг … мы у него в ладонях……


Губа Скорбеевская, Мыс Большой Скорбеевский. Полуостров Рыбачий. 18 июля 2006 года.
Ну и несколько слов благодарности. Константину Кушниру и Наталии Чалой за организацию «Лапландии 2006», за приглашение поучаствовать и за огромную помощь в поиске, закладке и оформлении этого и других тайников.
Описание тайника
Если быть до конца откровенным, то эти события происходили все-таки немного южнее, буквально на 7 километров. А тайник посвящен мысу Немецкий. «Уж севернее некуда?» — эти слова относятся к материковой европейской части России. Почему это место не вызывает подобных чувств, я думаю поймет каждый, кто сюда попадет? Сейчас Вайда-губа и мыс Немецкий больше похожи на край земли. Разбитые дома с пустыми глазницами окон. Брошенная техника. И как символ этого беспредела, на самой северной части мыса огромный остов какого-то судна. Поэтому побывать здесь, конечно, надо, но вот на ночевку рекомендую все же места немного восточнее.
Дорога. Треки смотрите в фотоальбоме. Добраться на мыс немецкий можно двумя путями. Оба начинаются в бывшем центре Рыбачьего – гарнизоне Большое Озерко, ныне брошенный поселок с несколькими пустыми пятиэтажками (жуткое зрелище – мечта промзонщика). Одна дорога идет по западному побережью строго на север. Дорога проходима на любом приводе при условии, что он у вас полный. :-) Шутка. Полный привод действительно не нужен. Но. Дорога, хотя какая это дорога, требовательна к клиренсу и защите агрегатов. Если чего-то одного нет, то может случиться большая неприятность. Ибо полотно настолько каменисто, насколько это вообще возможно. Плюс ко всему часть дороги между мысами Коровий и Кийский проходит по дну океана прямо по прибрежной полосе, которая обнажается во время отлива. В точке 69.52,617 31.58,935 отлично сохранившийся ДОТ времен войны. Хотя этот кусок можно объехать через еще один брошенный гарнизон – Скорбеевский. Вторая дорога восточнее через гору Перевальная. Уже из названия видно, что она идет со значительным
перепадом высот. Ездить по ней я не ездил, но то что и там вместо дороги направление – это точно на 100 %.

Итак в остатке. Если у Вас недопривод, тогда добраться можно только при условии, что у вас и с головой такой же недопривод. Прошу без обид. Если у Вас стандартный внедорожник, то добраться можно любой дорогой. Будьте готовы только к возможности приложиться днищем об очередной валун и притонуть в очередной луже. Правда, мы видели в губе Скорбеевской нереальный для этого места ЧИСТЫЙ!!! Туарег.
Для байкеров, пожалуй, будет интересно почитать вот этот отчет.

Теперь о самом мысе Немецкий и Вайда-губе. Что бы не пересказывать своими словами, то что уже есть в инете просто даю ссылку: М.Г. Орешета Осиротевшие берега. – очень интересная книга о Рыбачьем и о Вайда-губе в частности. Как жаль, что я не прочитал ее перед поездкой. Тогда, наверняка, нашли бы и саамский колодец, которому уже 300 лет и древний могильник каменного века. Вот несколько выдержек из книги:

«Вайда-губа образуется темными отвесными скалами мыса Кекурского и более пологими мыса Немецкого. В губе, ближе к мысу Немецкому, есть три крошечных островка, в южную оконечность впадает небольшой ручеек.

Там же можно прочитать и легенду о происхождении названия мыса Кекурский. Она рассказывает, что Екатерина Вторая сослала на полуостров одного из своих любовников — графа Кекурского…. Даже сегодня старожилы могут показать вам «графскую» могилу. Она расположена немножко в стороне от воинского кладбища и выделяется размерами.

«…Из финно-угорских языков в русскую поморскую речь пришли термины: кекур — высокая конусообразная скала на берегу (от финского слова «кеко» — «копна»).

Мыс Немецкий — довольно распространенное для Севера название. В старину «немцами» называли всех иноземцев. Возможно, на мысу некоторое время жили шведы или датчане. Но опять же есть небольшая историческая «заковырочка».
«Истома, плывя близь берега Мурманскаго, походиль кь огромному мысу, известному тогда подь именемь Мотка, на конце этого мыса, казавшегося полуостровом, стояль тогда замокь Барть, вь которомь короли норвежские содержали ратных людей для защиты границь».
Это выдержка из книги Е. Огородникова, изданной в 1869 году. Здесь автор приводит рассказ Герберштейна о плавании Истомы в 1496 году. Как мы помним, посол царя прошел Мотовским заливом и перетащил свои суда волоком через перешеек между Средним и Рыбачьим. Получается, что он мог видеть крепость как раз там, где сейчас Вайда-Губа. Возможно, что с тех пор мыс и называется Немецким.

Е. Огородников не исключает подобного. Ученый предполагает, что на северо-западной оконечности Рыбачьего была караульная изба, которую путешественники и сочли крепостью. Если это так, то понятно, почему развалины «замка» не дошли до наших времен.
«Вайда» в переводе с финского значит «менять». Исторические источники позволяют предположить, что человек здесь обитал по крайней мере с каменного века.

Известно, что в XVI веке на Петров день (29 июня) на Кегоре велась обширная торговля. На торг прибывали заморские и русские купцы, и в бухте становилось тесно от судов.

В 1864 году в губе поселились норвежцы, немного позже — финны. По переписи 1909 года в Вайде было 16 рыбопромышленных станов, три жиротопни (две из них паровые) и фактория Пильфельда. Почтово-телеграфная контора действовала круглый год. Корреспонденция зимой и летом доставлялась два раза в месяц.
На время промысла в губе открывалась больница Красного Креста. Исправно действовала часовня Печенгского монастыря во имя Успения Божией Матери.

В период гражданской войны в Вайда-Губе и около нее произошло много событий. 14 мая 1918 года немецкая подводная лодка потопила у губы два норвежских парусника. Спустя два дня эта же лодка вошла в губу и торпедировала каботажный пароход «Федор Чижов». При этом погибло 8 членов экипажа, 10 получили ранения.
Попутно лодка потопила бот и обстреляла радиотелеграф.

Из живших в то время в Вайда-Губе людей никто не знал, что еще в марте между Финляндией и Российской Федерацией был подписан договор, по которому граница делила поселок на две части. Неразбериха первых послереволюционных лет не позволила выполнить условия договора на деле, и в октябре 1920 года Советское правительство подтвердило силу ранее принятого соглашения.

В 1921 году произвели маркировку новой границы. Первый пограничный столб был поставлен на небольшом мысу в восточной части губы, ближе к мысу Кекурскому. В итоге советская сторона лишилась фактически всей Вайда-